No Image

Является ли пожар форс мажором

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Контрагент отказывается оплачивать поставленные товары, мотивируя это тем, что на его складе произошел пожар. Является ли пожар на складе поставщика основанием, освобождающим контрагента от ответственности (форс-мажор)?

Ответы:

Обстоятельством, освобождающим лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, является воздействие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (пункт 3 ст 401 ГК РФ).

Однако в Гражданском кодексе не раскрывается, какие именно обстоятельства относятся к разряду чрезвычайных и непредотвратимых.

Общим принципом определения наличия чрезвычайности и непредотвратимости обстоятельств является объективный и абсолютный характер таких обстоятельств. Указанные обстоятельства должны касаться не только конкретного лица, а широкого круга лиц.

К форс-мажорным обстоятельствами следует отнести стихийные бедствия (наводнения, лесные пожары, землетрясения, оползни и т.д.), военные действия, крупные забастовки, запреты, установленные государственными органами (карантин, запрещение перевозок, эмбарго и т. д.)

Таким образом, пожар на складе не может рассматриваться в качестве обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор), так как, во-первых, он не является непредотвратимым обстоятельством (наоборот, покупатель обязан принять все меры для защиты складского помещения от локального пожара), а, во-вторых, указанное обстоятельство касается только конкретного лица и не затрагивает широкий круг лиц. Следовательно, пожар на складе не может являться основанием для освобождения контрагента от ответственности за неисполнения обязательств по договору.

Под обстоятельствами непреодолимой силы понимаются чрезвычайные и непредотвратимые явления, события, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов. Невозможность прекращения распространения огня таковым не является (постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 № 3352/11).

Банк и общество заключили договор хранения товаров в складских помещениях, по условиям которого общество приняло от банка на хранение товар.

На территории складского комплекса, где хранился товар, возник пожар в соседнем ангаре, принадлежавшем другой фирме. Пожарным не удалось предотвратить распространение огня к складу, где хранилось имущество банка. В результате все имущество сгорело. Банк обратился с иском в суд, о взыскании с общества убытков, вызванных уничтожением принадлежащего ему имущества.

Суды всех трех инстанций отказали банку в удовлетворении исковых требований. В своем решении они исходили из следующего.

Согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

Договором хранения, заключенным между обществом и банком, предусмотрено, что сторона освобождается от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по договору, если это неисполнение явилось основанием обстоятельств форс-мажора.

Материалы следственных органов свидетельствуют, что, несмотря на предпринятые меры (было привлечено несколько отрядов общей численностью более 250 человек, два пожарных вертолета), оказалось невозможным прекратить дальнейшее распространение огня от места возгорания к складу, где общество хранило имущество банка. Пожару была присвоена четвертая степень сложности по пятибалльной шкале, длительность его ликвидации превысила 13 часов. С учетом этих обстоятельств суды пришли к выводу, что невозможность прекращения распространения пожара не что иное, как обстоятельство непреодолимой силы.

Коллегия судей ВАС РФ с решениями судов не согласилась. Из пункта 3 ст. 401 ГК РФ следует, что ответственность хранителя, осуществляющего предпринимательскую деятельность, наступает независимо от наличия его вины.

В договоре между банком и обществом под форс-мажором понимаются наводнения, природные бедствия, военные действия, бунты, гражданские войны, политические волнения и иные события, которые стороны не могли ни предвидеть, ни предотвратить и на которые не могут воздействовать.

Квалификация обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) является общепризнанной в мировой практике. Согласно ст. 7.1.7 Принципов международных коммерческих договоров (принципов УНИДРУА) обстоятельства непреодолимой силы, при доказанности которых сторона освобождается от ответственности за неисполнение обязательства, именуются препятствием «вне разумного контроля лица», поскольку от стороны нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий. Такие обстоятельства считаются чрезвычайными и непредотвратимыми при данных условиях.

Читайте также:  Окончание колледжа это какое образование

Судебная практика свидетельствует о том, что под обстоятельствами непреодолимой силы судами понимаются чрезвычайные и непредотвратимые явления, события, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов: наводнения, стихийные бедствия, землетрясения, ураганы, сход снежных лавин, иные природные катаклизмы, а также военные действия, эпидемии.

В частности, ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 22.05.2007 № Ф04-3060/2007(34304-А45-30) по делу № А45-8249/2006-5/249 указал, что пожар, при котором было уничтожено имущество истца вследствие нарушения правил безопасности при перевозке опасных грузов железнодорожным транспортом, не может рассматриваться как непреодолимая сила, поскольку событие не обладает признаками исключительности и объективной непреодолимости.

Между тем в рассматриваем деле, установив, что пожар произошел вследствие короткого замыкания, суды пришли к выводу, что невозможность прекращения его распространения, несмотря на предпринятые меры, является обстоятельством непреодолимой силы.

Президиум ВАС РФ решения судов отменил и исковые требования банка удовлетворил в полном объеме.

Принципы международных коммерческих договоров разработаны в 1994 г. Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА). Они устанавливают общие нормы для международных коммерческих договоров. Эти принципы могут использоваться для решения вопроса, возникающего в случае, когда оказывается невозможным установить соответствующую норму применимого права, для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов. Данные принципы могут служить моделью для национального и международного законодательства.

В хозяйственные договоры принято включать условие об освобождении сторон от ответственности в случае форс-мажора. Как правило, это шаблонное условие конкретизирует положения ст. 401 ГК РФ, которая закрепляет понятие непреодолимой силы. Немногим юристам приходилось сталкиваться с применением этой нормы. Тем интереснее судебная практика, которая показывает, что к таким обычным рискам, как кражи, пожары, иные стихийные бедствия, недавно прибавились внешнеполитические риски в виде санкций или военных действий. "Право.ru" проанализировало, как эти события оценивают суды на примере дел, собранных с помощью системы для юристов Caselook.

Отделить обычное от необычного

Один из ключевых судебных документов, посвященных форс-мажору, – постановление Президиума ВАС 3352/12 от 21 июня 2012 года по делу А40-25926/2011, в котором объясняется, каковы отличия форс-мажора от других, похожих происшествий.

Конфликт между сторонами дела начался после пожара на складе, где общество "Формула переезда" держало имущество банка "Кит-Финанс", переданное на ответственное хранение. Банк через суд потребовал возместить стоимость всего, что сгорело, но три инстанции ему отказали. Они прислушались к аргументам "Формулы переезда" о том, что пожару была присвоена четвертая степень сложности и его 13 часов тушили несколько спецотрядов и вертолеты. Поэтому суды освободили хранителя от ответственности: они сочли, что невозможность прекратить распространение огня – это обстоятельство непреодолимой силы.

Оно характеризуется не только непредотвратимостью, но и чрезвычайностью, указал Президиум ВАС нижестоящим инстанциям. Чрезвычайность означает "выход за пределы нормального, обыденного, то, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах", – разъяснил Президиум. Пожар на складе к таким событиям не относится, а значит, хранитель все-таки несет ответственность, заключили судьи.

Формулировкой ВАС достаточно просто пользоваться, она помогает четко определить зону ответственности сторон, полагает Александр Базыкин, управляющий партнер Heads Consulting. Пожар можно признать форс-мажором, если вызван природными явлениями, в отличие от случаев, когда возгорание случилось из-за технических причин, уточняет Евгений Корчаго, председатель КА "Старинский, Корчаго и партнеры".

Читайте также:  Адвокат по наследственным делам в санкт петербурге

Пожары вследствие поджога суды не относят к обстоятельствам непреодолимой силы. Так же они оценивают хищение имущества. Но бывают ситуации, когда не все так однозначно.

Суд разрешил опоздать

В деле А04-732/2014 суд вступился за сельхозпроизводителя из Амурской области "Амурагрокомплекс", который задолжал по договору лизинга прицепа. Компания потерпела убытки из-за аномальных ливней летом 2013 года, которые затопили поля и уничтожили посевы. "Лизинговая компания "КАМАЗ" решила взыскать задолженность и пени через орган, указанный в договоре, – Третейский суд при Торгово-промышленной палате г. Набережные Челны и региона "Закамье". Должник ходатайствовал об отложении заседания, чтобы дождаться Амурскую ТПП, которая все никак не подтверждала факт наводнения, несмотря на неоднократные запросы. Однако третейский суд отклонил это ходатайство и 27 декабря 2013 года признал правоту "КАМАЗа". Коммерческий арбитраж повел себя недобросовестно, считает Дмитрий Волосов, управляющий партнер юркомпании "Ценные Бумаги Консалтинг".

Лишь 30 декабря "Амурагрокомплекс" получил письмо-подтверждение от Амурской ТПП и решил погасить лишь основной долг, но не пени. Не согласившись с этим, "КАМАЗ" попытался получить исполнительный лист в государственном арбитраже, но потерпел поражение. Суды двух инстанций процитировали п. 2 ч. 2 ст. 239 АПК, который предписывает отказывать в выдаче третейского исполлиста, если сторона по уважительным причинам не смогла представить свои объяснения.

Когда засуха – не форс-мажор

Но, как показывает дело А40-151196/2010, в области сельского хозяйства не всегда работают ссылки на климатические аномалии. В этом процессе "Агроснаб" пытался в судебном порядке расторгнуть договор поставки зерна для Министерства обороны. Как указывал истец, он не смог выполнить свои обязательства ввиду необычайной засухи летом 2010 года. Ее наступление "Агроснаб" подтвердил указом президента, который вводил в ряде областей чрезвычайное положение.

Однако суды поставщику отказали. Они решили, что засуха – это не форс-мажор для истца, которое является лишь перекупщиком, а не производителем. Ничто не препятствует ему приобрести зерно в других регионах, не пострадавших от стихии, либо на ближнем или дальнем зарубежье, заключили суды.

О чем не нужно сообщать

Согласно п. 1 ст. 404 ГК, должник должен срочно уведомить кредитора о возникшем форс-мажоре. Но, как показывает судебная практика, из этого правила есть исключения. В 2013 году "ТЭК Транслин" договорился с "Армавирским заводом тяжелого машиностроения", что тот поставит ему 100 вагонов-цистерн, произведенных в Мариуполе или Полтаве. Тогда никто и подумать не мог, что на востоке Украины вскоре начнутся военные действия. Через год, не дождавшись вагонов, покупатель направил требование вернуть аванс и уплатить штраф. Армавирский завод сослался на военные действия, а его контрагент обратился в суд (дело № А32-40475/2014).

Покупатель имеет право не только на возврат аванса, но и на штраф, решил Арбитражный суд Краснодарского края, поскольку продавец не уведомил о наступлении форс-мажора. Решение устояло в апелляции, но Арбитражный суд Северо-Кавказского округа направил вопрос о штрафе на новое рассмотрение. Кассация обратила внимание на то, что о военных действиях в Донецкой области много говорили и СМИ, и российские государственные органы. А общеизвестные факты в доказывании не нуждаются (ч. 1 ст. 69 АПК). Суд отошел от формализма и решил спор на основании общих принципов права, комментирует Иван Хорев из юрбюро "Байбуз и партнеры": не нужно уведомлять о чрезвычайных обстоятельствах, если о них говорят все СМИ. Если же груз захватили силовым путем в мирное время, когда предпосылок к тому не было, стоит изложить эти факты контрагенту и документально подтвердить их (например, заявлением в правоохранительные органы), говорит Хорев.

Как Дед Мороз вмешался в экономику

В деле А32-19414/2013 суды решали, являются ли форс-мажором настолько сильные морозы и ветер, что они случаются лишь раз в десять лет. Именно так подрядчик "НоворосСтрой" объяснил, почему опоздал с постройкой мола в Ейском порту на Азовском море. Он обратил внимание на то, что в течение шести месяцев (с января по апрель и с декабря по февраль) порт был закрыт для судоходства и производства работ. Заказчик "Росморпорт" решил, что это не оправдание, и заявил в суд иск о взыскании неустойки.

Читайте также:  Как получить справку о неучастии в приватизации

Все три инстанции признали правомерность этого требования. Они решили, что замерзание порта в Ейске – обычное явление, о чем свидетельствуют приказы его капитана. "Понижение температур наружного воздуха в спорный период, скорость ветра и образование льда не относятся к природным явлениям стихийного характера, так как являются сезонными прогнозируемыми событиями", – указала кассация. Она также заметила, что "НоворосСтрой" не представил в дело документов о приостановлении работ в спорные периоды.

ДТП – форс-мажор или нет?

В деле А40-26581/2012 суды разбирались в том, можно ли признать форс-мажором ДТП, в котором перевозчик не был виноват и не мог его предотвратить. В такую ситуацию попал "Грин Ингрейтед Лоджистикс Рус", который вез из Вьетнама, Кореи и Китая мобильные телефоны "Самсунг" на грузовике с полуприцепом. Из-за столкновения с автомобилем, который выскочил на встречную полосу, грузовик сгорел вместе с товарами. Страховщики оплатили ущерб в размере $775 тыс., а затем решили получить эти деньги с перевозчика в порядке суброгации.

По общему правилу перевозчик отвечает за сохранность груза независимо от вины, однако из него есть исключение, которое и обнаружил Арбитражный суд г. Москвы. Изучив массу доказательств, он решил, что перевозчик создал все условия для сохранности груза, а водитель "Грин Ингрейтед" не был виновен в аварии и не мог ее избежать. "В международной практике это называют "события вне контроля стороны", – пояснила судья Галина Ларина в своем решении об отказе в иске. Апелляция согласилась и уточнила, что утеря груза произошла в результате не столкновения, а пожара. Это не самое частое последствие ДТП, поэтому справедливо освободить ответчика от оплаты ущерба.

АС МО не смог согласиться с такими выводами и отменил оба акта. "Суды оценили лишь субъективные критерии, – следует из постановления окружного суда. – Но вина участников ДТП не может быть объективным обстоятельством, освобождающим перевозчика от ответственности". Авария – это обычный предпринимательский риск для перевозчика, иначе всю его деятельность можно назвать форс-мажорной, резюмировала кассация.

Санкции

Являются ли форс-мажором внешнеторговые санкции? Суды отвечали на этот вопрос в деле А27-819/2014. В нем учреждение "Школьное питание" взыскивало неустойку с "Сибирского торгового дома ОПТ", который отказался исполнять соглашение по поставке говядины. В декабре 2014 года поставщик сообщил о том, что не может снабжать уже закупленным мясом по действующей договорной цене, ведь его стоимость выросла из-за роста курса доллара и санкций.

Несмотря на это объяснение, Арбитражный суд Кемеровской области встал на сторону учреждения. Он указал, что отсутствие на рынке нужных товаров и по нужной цене не освобождает должника от ответственности. Кроме того, торговый дом мог приобрести товар у другого поставщика, ведь в договоре поставки в школы не было условия насчет определенного производителя, отметил судья Александр Нестеренко. Он обратила внимание и на пояснение ответчика о том, что мясо тот уже купил, просто не хотел его реализовывать по старой цене. Таким образом, суд признал за учреждением право на неустойку.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
Adblock detector