No Image

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Статья 146 УПК РФ. Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

Комментарий к статье 146 УПК РФ:

1. Комментируемая статья предусматривает порядок возбуждения дела публичного обвинения. Актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием , осуществляемое следователем, органом дознания и дознавателем. Суд как независимый от обвинения орган не имеет права возбуждать дела публичного обвинения. Установив в ходе судопроизводства признаки общественно опасного деяния, суд вправе вынести об этом частное определение (ч. 4 ст. 29 УПК) и направить материал прокурору (руководителю СО) для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (например, в случае установления заведомой ложности показаний свидетеля). Порядок возбуждения дел частного обвинения установлен ст. 318.

———————————
См.: Постановление КС РФ от 14.01.2000 N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гр. И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ" // РГ. 2000. 2 февр. N 23.

2. Правом возбудить уголовное дело наделены орган дознания, дознаватель, начальник подразделения дознания, следователь и руководитель СО. При этом от имени органа дознания постановление составляет должностное лицо органа дознания. Такое постановление требует утверждения начальником органа дознания. Напротив, постановление дознавателя в согласовании с начальником органа дознания не нуждается.

3. Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то в постановлении дополнительно указываются доказательства причастности лица к совершению преступления, его фамилия, имя и отчество. Фамилию подозреваемого необходимо указывать в постановлении о возбуждении дела, когда он предположительно установлен, т.е. имеются данные о его участии в совершении преступления, например, в заявлении о преступлении есть указание на конкретного преступника. В противном случае дело может возбуждаться по факту, чтобы ограничить право подозреваемого на защиту. В постановлении о возбуждении дела пункт, часть, статья УК (результат квалификации деяния) указываются так точно, как это возможно в условиях недостатка информации в стадии возбуждения дела. Недопустимо квалифицировать деяние "с запасом" — по более тяжкому преступлению, чем это вытекает из установленных признаков. Завышенная квалификация может привести к необоснованному применению мер процессуального принуждения и к неверному определению родовой подследственности (см. ком. к ст. 151). Квалификация преступления, указанная в постановлении о возбуждения дела, имеет предварительный характер и может быть изменена на другую при привлечении в качестве обвиняемого (см. ком. к ст. 171).

4. Часть 3 ком. статьи с учетом п. 2 ч. 2 ст. 38 в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ страдает неполнотой. Уголовное дело для определения подследственности направляется дознавателем и органом дознания прокурору, а следователем — руководителю СО. В случае возникновения спора о подследственности его разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151).

5. При проверке законности и обоснованности постановления о возбуждении уголовного дела прокурор уполномочен на изучение всех материалов предварительной проверки сообщений о преступлениях.

6. Представляется, что 24-часовое ограничение времени для отмены прокурором постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного в отношении конкретного лица, не может быть оправдано необходимостью обеспечить стабильность предварительного расследования, поскольку вплоть до его окончания такое постановление может быть признано незаконным и необоснованным судом по жалобе заинтересованных лиц в порядке ст. 125 УПК. Подробнее об этом см. ком. к ч. 2 ст. 145. В связи с этим можно признать возможным применение аналогии пункта 1.12 Приказа Генпрокуратуры РФ от 02.06.2011 N 162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия", в соответствии с которой вышестоящий прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 4 ком. статьи, при несогласии с решением нижестоящего прокурора о признании законным данного постановления.

По буквальному смыслу ком. нормы началом исчисления данного срока является получение прокурором не копии постановления о возбуждении дела, а материалов. Это означает, что, получив копию постановления, прокурор истребует обосновывающие его материалы, с момента получения которых начинает течь 24-часовой срок (см. п. 1.4 вышеуказанного Приказа).

В соответствии с пунктом 5 ч. 2 ст. 38 УПК следователь вправе обжаловать с согласия руководителя СО в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.

7. Постановление прокурора об отмене постановления о возбуждении дела не указано в числе оснований для прекращения будущего уголовного преследования в отношении конкретных лиц по тому же самому подозрению (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК). Однако повторное возбуждение уголовного дела по тому же самому факту и в отношении тех же лиц возможно при наличии дополнительных оснований (о них см. ком. к ч. 2 ст. 140). Указанное постановление может быть обжаловано вышестоящему прокурору, а потенциальными потерпевшим, гражданским истцом — в суд.

8. Уголовно-процессуальным законом предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела по запросам иностранных государств об уголовном преследовании (см. ком. к ст. 459) и в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом (см. ком. к ст. 448).

9. В судебной и следственной практике возникает вопрос: надо ли возбуждать уголовное дело, когда в процессе предварительного расследования выявляются новые эпизоды преступной деятельности или новые лица, причастные к совершению преступлений? ВС РФ в ряде своих решений указал, что процессуальный закон не предусматривает обязанности органов предварительного расследования выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено, что к совершенному преступлению причастно и другое лицо, или установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело . Однако КС РФ занял несколько иную позицию , отметив, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, УПК предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве. Вместе с тем КС РФ указал, что к компетенции правоприменительных органов относится определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью преступлений, по которым ранее уже было возбуждено уголовное дело, или оно образует самостоятельное преступление, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело. Представляется, что для решения вопроса о тождественности или различии деяний необходимо учитывать их локализацию в пространстве и во времени, общность родового объекта посягательства, круг пострадавших, настаивающих на отдельном рассмотрении их заявлений о совершении преступлений.

———————————
См.: Определение ВС РФ от 25.11.1998 // БВС РФ. 2000. N 3; Кассационное определение Военной коллегии ВС РФ от 20.01.2004 по делу N 6-073/03; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25.09.2006 по делу N 14-о06-29.

См.: Определения КС РФ от 18.07.2006 N 343-О и от 21.12.2006 N 533-О.

В каких же ситуациях необходимо использовать механизм соединения уголовных дел, т.е. сначала возбуждать новые уголовные дела, а затем их соединять в одном производстве, а в каких случаях можно, не возбуждая новых уголовных дел, сразу включать новые преступления в содержание предъявляемого обвинения? Представляется, что ответ на этот вопрос не может быть однозначным. На наш взгляд, единство уголовного дела определяется неделимостью его предмета во времени, пространстве, по лицам, а также по объекту или объективной стороне преступлений и, наоборот, делимость предмета по названным критериям может приводить к множественности возбуждаемых дел. Основной предмет уголовного дела — это вопрос об уголовной ответственности, подлежащий разрешению органом предварительного расследования или судом в конкретной жизненной ситуации. Если этот предмет неделим, то появление сведений об иных преступлениях, совершенных подозреваемым (обвиняемым), либо других лицах, подозреваемых в совершении в соучастии с ним преступления, не должно приводить и к возбуждению новых уголовных дел. При этом делимость или неделимость предмета уголовного дела определяется интересами сохранения правовой определенности, а также защиты законных интересов подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего.

Неделимость предмета уголовного дела во времени может иметь место лишь до окончания предварительного расследования. Если же было вынесено решение о прекращении уголовного дела или оно было направлено в суд для рассмотрения по существу, то при появлении данных о других, ранее неизвестных преступлениях, совершенных тем же лицом, или участии в совершении преступления иных лиц о неделимости предмета уголовного дела по временному критерию говорить уже не приходится, и поэтому должны быть возбуждены новые дела.

Читайте также:  Процедура приватизации земельного участка

Неделимость предмета уголовного дела в пространстве, т.е. возбуждение дела и производство досудебной подготовки по данному вопросу об уголовной ответственности одним органом предварительного расследования, определяется соблюдением правил подследственности. Так, если появляются данные о совершении новых преступлений одним и тем же подозреваемым или обвиняемым или об участии других лиц в совершении данного преступления, но при этом все названные преступления относятся к подследственности того самого органа предварительного расследования, который уже возбудил уголовное дело, то возбуждения новых дел (если исходить лишь из данного критерия) не требуется. Однако когда такие новые данные выявлены другими правоохранительными органами по признакам иной, принадлежащей этим органам территориальной, а также предметной или персональной подследственности, то в интересах сохранения правовой определенности названные органы в пределах своей компетенции должны возбуждать новые уголовные дела, которые в дальнейшем могут быть переданы для соединения в одном производстве.

Неделимость предмета уголовного дела по лицам (персональный критерий) означает, что субъектный состав правоотношения, сложившегося на стадии предварительного расследования по вопросу об уголовной ответственности, существенно не меняется. Например, выясняется, что лицо, против которого уже возбуждено уголовное дело по признакам одного преступления, совершило еще одно или несколько других подобных преступлений, причем в отношении того же самого потерпевшего. Если исходить только из данного критерия, то возбуждение новых уголовных дел в данной ситуации представляется ненужным. Если же получены данные, указывающие на совершение этим лицом других преступлений в отношении новых лиц, то должен решаться вопрос о возбуждении и новых уголовных дел. Иначе в случае отказа в возбуждении дела, или если по новым эпизодам преступной деятельности так и не будет предъявлено обвинение, новые потерпевшие не смогут реализовать свое право на обжалование решений об отказе в возбуждении дел или бездействия следователя, чем будет нарушаться принцип равенства всех перед законом, а также право этих потерпевших на судебную защиту (ст. ст. 19, 52 Конституции Российской Федерации). Также необходимо, на наш взгляд, всякий раз исходя из данного критерия возбуждать уголовные дела и в отношении новых участников преступления, если дело ранее было возбуждено не просто по факту обнаружения события с признаками преступления (in rem, лат.), а против конкретного лица (in personam). Действительно, участник расследуемого деяния, против которого не возбуждалось дело и который, следовательно, не был уведомлен о характере подозрения, будет поставлен в значительно худшее положение по сравнению с лицом, которое было признано подозреваемым, извещалось о возбуждении против него уголовного дела, а значит, своевременно информировано о характере подозрения (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). Но это не согласуется с принципом равенства всех перед законом и нарушает право на защиту лица, в отношении которого фактически совершаются (хотя и без вынесения официального решения) действия в порядке уголовного преследования (допросы, обыски и т.п.).

Таким образом, положение, содержащееся в ч. 1 ст. 448, не может быть признано обоснованным в той мере, в которой оно допускает привлечение лица в качестве обвиняемого без предварительного возбуждения в отношении него дела, если оно ранее уже возбуждено против другого лица. Эта норма вряд ли может считаться специальной и приоритетной по отношению к более общему для данных условий правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 144 УПК РФ, ибо она необоснованно умаляет законные интересы лиц, которые, напротив, должны иметь дополнительные процессуальные гарантии от уголовного преследования. Однако в случаях, когда уголовное дело возбуждено не против конкретного лица, а лишь по факту совершения преступления, в пределах рассматриваемого критерия возбуждения новых дел против новых участников деяния не требуется, ибо в этом случае нельзя утверждать, что субъектный состав правоотношения по поводу уголовной ответственности изменяется.

Кроме того, неделимость предмета уголовного дела по объекту или объективной стороне преступлений будет иметь место тогда, когда родовой или непосредственный объект преступления, в отношении которого было возбуждено уголовное дело, тот же самый или частично совпадает с объектом преступления, выявленного позднее, либо объективная сторона обоих преступлений в основных своих чертах сходна или пересекается. В таких случаях (конечно, при условии соблюдения прочих критериев неделимости) нет нужды возбуждать новое уголовное дело, т.к. право на защиту подозреваемого или обвиняемого при этом существенного урона не претерпевает.

БЕЗ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
А. ПАНЮКОВ
А. Панюков, заместитель прокурора Эжвинского района г. Сыктывкара Республики Коми.
Стадия возбуждения уголовного дела в уголовном процессе представляет особый теоретический и практический интерес. Это связано не только со значимостью решаемых в ходе этой стадии процессуальных вопросов, но и с тем, что в последнее время четко прослеживается тенденция усиления требований соблюдения законности в ходе досудебного производства по уголовному делу, основной удельный вес в котором занимает стадия предварительного расследования, начинаемого с факта возбуждения уголовного дела.
Для того чтобы уяснить значение стадии возбуждения уголовного дела, необходимо разобраться с самой нужностью этого института уголовного процесса. Судя по научным публикациям, в настоящее время значительное место в науке уголовного процесса занимает обсуждение таких связанных с институтом возбуждения уголовного дела аспектов, как возможность производства следственных действий и юридическая сила получаемых в их результате доказательств до согласования постановления о возбуждении уголовного дела с прокурором, возможность судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела. Не умаляя научного и прикладного значения этих вопросов, считаю необходимым в рамках настоящей работы предложить к обсуждению другие неоднозначно понимаемые практическими работниками проблемы, а именно не требующие возбуждения уголовного дела случаи.
Итак, процессуальной формой принимаемых в ходе предварительного расследования решений являются постановления прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя. Постановления, фиксируя то или иное процессуальное решение указанных органов и должностных лиц, должны быть законными, а также обоснованными и мотивированными, т.е. содержать ясные мотивы и выводы принятого решения. Этим же требованиям должно отвечать и постановление о возбуждении уголовного дела.
Государство, наделяя компетентные органы правом производить предварительное расследование и увязывая предварительное расследование с возможностью существенного ущемления прав граждан, обязывает эти органы обосновать такое право. Формой обоснования этого права и является процессуальное решение в виде вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. И только с момента вынесения законного, обоснованного и мотивированного постановления о возбуждении уголовного дела указанные органы и должностные лица доказывают свое право начинать процедуру, именуемую предварительным расследованием, в рамках которой могут быть получены доказательства, устанавливающие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.
Согласно УПК РФ возбуждение уголовного дела возможно по факту совершения преступления либо в отношении конкретного лица. С учетом того что доказательства по делу могут быть признаны допустимыми, если получены после возбуждения уголовного дела (за исключением протокола осмотра места происшествия), в науке уголовного процесса и судебной практике важное значение имеет четкое и однозначное обоснование единого подхода к пониманию необходимости случаев, требующих возбуждения уголовного дела, а точнее, как раз случаев, не требующих возбуждения уголовного дела. Актуальность исследуемого вопроса определяется значимостью тех юридических последствий, которые влечет за собой как признание факта возбуждения уголовного дела незаконным, так и признание факта осуществления предварительного следствия с несоблюдением обязательных условий возбуждения уголовного дела. А следовательно, решение вопроса о необходимости и правильности возбуждения уголовного дела требует от правоприменителя особой тщательности и осторожности.
Так, в идеале единственным случаем, не требующим возбуждения уголовного дела, считается привлечение к уголовной ответственности соучастников преступления, если уголовное дело возбуждено по факту его совершения. Другими словами, если было установлено, что совершена кража из квартиры и по факту этого события возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ, а в рамках предварительного следствия установлено, что кражу совершили Иванов и Петров, то не требуется возбуждать уголовное дело в отношении Иванова и в отношении Петрова, а доказательства, полученные после возбуждения уголовного дела по этому факту, являются допустимыми и в случае их получения до привлечения к ответственности Иванова и Петрова. Указанные выводы в судебной практике не оспариваются и общепризнаны.
В принципе во всех других случаях требуется возбуждение уголовного дела. Вместе с тем судебная практика допускает еще несколько случаев, когда не требуется возбуждения уголовного дела. Так, по одному из уголовных дел Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было отмечено, что "в соответствии со ст. ст. 112 и 129 УПК РСФСР, регламентирующими порядок возбуждения уголовного дела и начало производства предварительного следствия, предварительное следствие производится лишь после возбуждения уголовного дела. Однако указанные нормы уголовно-процессуального закона не предусматривают обязанности органов следствия выносить постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого уже возбуждено уголовное дело" (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 3). В другом случае определение суда было отменено, поскольку, как указала коллегия, уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязанности органов следствия и дознания выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено дело, или соучастником, в отношении которого дело не возбуждалось (Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1974 — 1979 гг. 1981. С. 329).
Таким образом, если уголовное дело было возбуждено в отношении лица, то не требуется возбуждать уголовные дела по выявленным в рамках расследования другим фактам преступной деятельности этого лица. Совершенно иначе решается вопрос о возбуждении уголовного дела в случаях, когда в ходе предварительного следствия в рамках возбужденного уголовного дела по факту совершения преступления одним лицом устанавливается новый факт совершения другого преступления и другим лицом, не связанным с расследуемым делом. Новый УПК разрешает такие ситуации достаточно четко и однозначно. Так, в соответствии с его ч. 3 ст. 154 если уголовное дело выделено в отдельное производство для производства предварительного расследования нового преступления или в отношении нового лица, то в постановлении должно содержаться решение о возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 146 УПК РФ. Такое решение законодателя совершенно обоснованно, поскольку раз в ходе предварительного следствия устанавливается новое преступление, совершенное иным лицом, не связанным с данным уголовным делом, то, выделяя этот факт в отдельное производство, дознаватель, следователь или прокурор также должны доказать наличие существенных и достаточных оснований на производство такой деятельности, которая во имя достижения целей и задач этой деятельности допускает возможность существенного вторжения в права граждан.
Возникает закономерный вопрос: почему выявление в ходе расследования уголовного дела иных фактов преступной деятельности в отношении другого лица требует выделения материалов и самостоятельного решения о возбуждении уголовного дела, в то время как выявление новых фактов преступной деятельности лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, не требует самостоятельного решения о возбуждении уголовного дела?
Ответ не порождает никаких теоретических затруднений. Самим фактом возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица начинается уголовное преследование в отношении этого лица, и дополнительного процессуального обоснования такого же уголовного преследования в отношении этого же лица, пусть и по другим фактам, не требуется.
Однако следственная практика порождает новые вопросы: а требуется ли возбуждение уголовного дела по новому факту в отношении лица, привлеченного к уголовной ответственности в рамках уголовного дела, возбужденного по факту? Проще говоря: уголовное дело было возбуждено по факту кражи. В рамках предварительного расследования было установлено, что кражу совершил Иванов, и этот Иванов был надлежаще привлечен к уголовной ответственности. В дальнейшем было установлено, что Иванов совершил другое преступление, не связанное с кражей, по факту которой было возбуждено уголовное дело.
Конечно, наилучшим вариантом было бы возбуждение по вновь выявленному факту нового уголовного дела и решение вопроса о соединении уголовных дел как расследуемых по преступлениям, совершенным одним лицом. Однако следует ли признавать незаконным привлечение Иванова к уголовной ответственности по второму факту в случае, если уголовное дело по нему не возбуждалось?
Представляется, что нет. Так, первое уголовное дело по факту кражи возбуждено. Установлено, что Иванов совершил это преступление, и он надлежаще привлечен к уголовной ответственности, т.е. в отношении его началось обоснованное уголовное преследование. Поэтому сам по себе факт отсутствия дополнительного постановления о возбуждении уголовного дела в отношении этого же Иванова, но по новому факту, на мой взгляд, не влечет исключения добытых по второму факту доказательств как недопустимых, поскольку уже осуществляемое уголовное преследование в отношении данного лица является самодостаточным основанием для осуществления такой деятельности.
Вместе с тем следственная практика непрестанно формирует новые вопросы. Так, неоднозначной представляется ситуация, когда уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, а в ходе предварительного расследования устанавливается непричастность этого лица к преступлению и его совершение другим лицом. Приведу простой пример: лицом, управляющим автомобилем, совершено преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ. Первоначально было установлено, что за рулем сидел Иванов, поскольку в рамках доследственной проверки он этот факт не отрицал, потерпевший не опровергал. В ходе же расследования уголовного дела, возбужденного в отношении Иванова, было установлено, что за рулем сидел не Иванов, а его любимая женщина — Сидорова.
Требуется ли в таком случае возбуждать новое уголовное дело в отношении другого лица? Процессуальный вывод следователя (дознавателя, прокурора) в подобной ситуации имеет важнейшее значение, поскольку в случае возбуждения нового уголовного дела в отношении другого лица требует формирования нового комплекса доказательств, повторного получения доказательств, добытых ранее в рамках предыдущего уголовного дела, и соответственно признания добытых ранее доказательств (в том числе и невосполнимых) утратившими юридическую силу, поскольку все ранее добытые доказательства фактически признаются материалами доследственной проверки в отношении вновь возбужденного дела. Вместе с тем, думается, что и в этом случае возбуждения нового уголовного дела в отношении нового лица не требуется.
Так, понятие возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица относительно. То есть невозможно возбудить уголовное дело просто в отношении лица в отрыве от совершения им конкретного деяния, содержащего признаки преступления. Возбуждением уголовного дела в отношении конкретного лица считается возбуждение уголовного дела по факту и в отношении лица при наличии оснований полагать, что преступление совершено именно этим лицом. Именно такую позицию и отражает ч. 2 ст. 140 УПК РФ, устанавливая единое основание для возбуждения уголовного дела, независимо от того, возбуждается ли оно по факту либо в отношении лица, — наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, есть не что иное, как определенная совокупность признаков, характеризующих объективную сторону того или иного события как преступного. Возбуждая дело в отношении лица, мы тем самым делаем два вывода: во-первых, о том, что имеется некое событие, которое содержит в себе признаки преступления; во-вторых, о том, что данное событие вызвано к жизни действием или бездействием конкретного лица.
Таким образом, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица является всего лишь частным случаем возбуждения уголовного дела по факту. Следовательно, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица одновременно возбуждает уголовное дело и по факту. А значит, в случае установления непричастности лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, к этому факту и причастности к нему другого лица не требуется возбуждения уголовного дела, поскольку дело по факту возбуждено и в его рамках к ответственности будет привлечено новое лицо. Такой вывод важен и с точки зрения признания допустимыми доказательств, полученных после возбуждения этого уголовного дела.
Вместе с тем, несмотря на подобные рассуждения, считаю, что общим правилом должно быть возбуждение уголовного дела по факту в силу ограниченности срока доследственной проверки, поскольку возбуждение уголовного дела в отношении лица может привести к некоторым другим неожиданным результатам.
Считаю, что по смыслу закона постановление о возбуждении уголовного дела именно в отношении лица может быть обжаловано в суд. Этот вывод подтверждается тем, что фактом возбуждения уголовного дела в отношении лица начинается уголовное преследование в отношении этого лица (лицо на основании п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ процессуально становится подозреваемым). Кроме того, в соответствии со ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении дознаватель, следователь или прокурор принимает одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения — по подсудности. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования. Таким образом, может быть обжаловано и решение (постановление) о возбуждении уголовного дела, в том числе и в отношении лица.
Однако проблемной представляется ситуация, если дело возбуждено в отношении лица, а суд по жалобе этого лица, признавая такое возбуждение незаконным, обяжет прокурора отменить указанное постановление. В таком случае возможна утрата юридической силы уже добытых доказательств.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Читайте также:  Юрист читы по дтп гибдд пдд

"УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР"
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
"УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
Российская юстиция, N 5, 2003

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 03.07.2018

Статья просмотрена: 709 раз

Библиографическое описание:

Абазалиев И. М. Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица как основание для подозрения [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2018 г.). — СПб.: Свое издательство, 2018. — С. 42-44. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14417/ (дата обращения: 02.09.2019).

С принятием УПК РФ 2001 года возбуждение уголовного дела окончательно оформилось как полноценная процедура уголовного процесса. Как отмечает К. В. Муравьев, «в современном законодательстве возбуждению дела в отношении лица впервые придается самостоятельное значение» [1, с. 6]. Полагаем, что подобная особенность исходит из того, что сама по себе процедура возбуждения уголовного дела одновременно реализует назначение всего уголовного процесса. По крайне мере на данной стадии завязаны последующие уголовно-процессуальные решения досудебного производства.

В последние годы очередной раз активизировались обсуждения будущего стадии возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе. Разумеется, имеются как противники этой стадии, так и сторонники. Приводятся значительное количество аргументов, указывающих на дефектность этой стадии, на ее бессмысленность, на необходимость ее ликвидации [2; 3; 4; 5]. В то же время есть доводы и в пользу стадии, отмечающие положительные стороны стадии, в том числе признание ее неким фильтром досудебного производства [6]. Решение вопроса о целесообразности стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве составляет предмет отдельного исследования, поэтому некоторые спорные моменты умышленно упустим и рассмотрим данную стадию сквозь призму процессуального статуса подозреваемого.

Читайте также:  На что поставить машину без колес

Кроме этого, факт возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица может выступить как самостоятельное основание для признания данного лица подозреваемым. На это нам указывает п. 1 ч. 1. ст. 46 УПК РФ. Тем самым, наделение лица статусом подозреваемого при возбуждении в отношении него уголовного дела позволяет своевременно обеспечить права личности в уголовном процессе [7, с. 117]. Однако данное основание содержит не только возможность появления в досудебном производстве подозреваемого, но и ряд нерешенных вопросов в самой деятельности по реализации его прав, свобод, законных интересов, а также в установлении обязанностей и ответственности за их неисполнение. Об этом свидетельствуют неутихающие обсуждения в уголовно-процессуальной науке [8, с. 40]. Существуют также позиции, вообще отвергающие возбуждение уголовного дела как основание для подозрения лица. Так, ряд видных процессуалистов высказывали еще в прошлом веке, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица в условиях недостаточной информированности может привести к тому, что это лицо вообще ни при чем, а расследование надо вести в отношении совсем другого, хотя это лицо оказалось зафиксированным как подозреваемый в официальном процессуальном акте» [9; 10].

На эти проблемы указывали и в более поздних работах процессуалистов. Например, отмечается, что ст. 46 УПК РФ «…не определяет основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица» [11, с. 64]. Кроме этого остается нерешенной проблема о необходимости установления дополнительных оснований для возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица. В этой связи некоторые авторы справедливо задаются вопросом: «…если для возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления достаточно такого общего основания, указанного в законе, как «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления», то достаточно ли этих же данных для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица?» [11, с. 60]. Полагаем, что нет. Учитывая, что при этом лицо становится подозреваемым необходимо предусмотреть ряд дополнительных оснований для возбуждения уголовного в отношении конкретного лица.

Еще М. С. Строгович писал: «чтобы поставить человека в положение подозреваемого по уголовному делу, нужны объективные данные, улики, указывающие на определенное лицо как совершителя преступления. Для этого мало, чтобы у следователя или производящего дознания просто возникло подозрение о том, что лицо совершило преступление, так как само по себе подозрение имеет субъективный характер. Необходимы объективные данные, уличающие доказательства, хотя и недостаточные для предъявления обвинения» [12, с. 236]. Действительно, чтобы возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица необходимо собрать достаточное количество данных, указывающих на причастность лица к совершению преступления, поскольку возбуждение уголовного дела есть некий акт уголовного преследования [13, с. 22]. А уголовное преследование есть деятельность не только по изобличению лица, причастного и виновного в совершении преступления, но и по ущемлению прав и свобод предполагаемого преступника. Исходя из этого крайне рискованно начинать преследование, выражающееся в подозрении и дальнейшем обвинении лица, должным образом, не убедившись в его причастности. На это же в 2002 году указал Конституционный Суд РФ, который при анализе оспариваемых ст. 116, 218, 219 и 220 УПК РСФСР отметил, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, данное лицо приобретает статус подозреваемого, в связи с чем может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам. По мнению Конституционного Суда РФ, сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что данные нормы ограничивают для таких лиц возможность защищать в суде свои права и законные интересы, а значит, затрудняют доступ к правосудию. При этом уже судебный контроль на последующих стадиях не может выступать достаточным и эффективным средством восстановления нарушенных при возбуждении уголовного дела их основных прав и свобод. И далее отмечается, что данные нормы уголовно-процессуального закона должны толковаться как не препятствующие лицу, подозреваемому в совершении преступления, обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела [14]. В 2004 году Конституционный Суд РФ уточнил данный момент и указал, что по уголовному делу, возбужденному по факту обнаружения признаков преступления (или в отношении неустановленных лиц) в качестве обвиняемых могут быть привлечены любые лица без вынесения в их отношении постановлений о возбуждении уголовного дела [15].

Причастность устанавливается путем производства проверочных действий в виде следственных действий, возможных до возбуждения уголовного дела, иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий. Результаты данных проверочных действий и будут выступать соответствующими дополнительными основаниями.

  1. Муравьев К. В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: автореф. дис. канд. юрид. наук. Омск, 2005.
  2. Францифоров Ю. В. Противоречия между возбуждением и прекращением уголовного дела, отказом в возбуждении уголовного дела // Следователь. 2004. № 12. С. 20–25.
  3. Володина Л. М. Проблемы регламентации возбуждения уголовного дела // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 4. С. 5–11.
  4. Волеводз А. Г. Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: цена вопроса // Уголовный процесс. 2014. № 1. С. 80–83.
  5. Давлетов А. А., Кравчук Л. А. Стадия возбуждения уголовного дела — обязательный этап современного отечественного уголовного процесса // Российский юридический журнал. 2010. № 6. С. 114–120.
  6. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000.
  7. Чупилкин Ю. Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2001.
  8. Строгович М. С. О подозреваемом // Социалистическая законность. М., 1961.
  9. Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  10. Быков В. М. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела // Журнал российского права. 2006. № 7.
  11. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1: Основные положения науки советского уголовного процесса. М., 1968.
  12. Петрухин И. Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч. 2. М., 2005.
  13. Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 300-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  14. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 января 2004 № 79-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ковалева Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 24, 29, 33, 153, 226, 239, 254 И 384 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
Adblock detector