No Image

Что делать если прогорел бизнес

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Первый бизнес, как первый блин — частенько комом. «Большая Деревня» поговорила с тремя предпринимателями, чей бизнес прогорел, и узнала, почему связываться с розничными продажами рискованно, что нужно для открытия собственного дела и какое слово следует забыть стартаперам.

Леонид Кошман

Бывший владелец торговой точки на рынке

Свой бизнес я открыл осенью 2009 года. У нас с женой было две кошки, и это натолкнуло меня на мысль о ларьке с товарами для животных. Казалось, что это неплохая идея, а если дело не пойдет, закрыться — не проблема.

Для своей торговой точки мы выбрали рынок «Норд», изначально вложив около 50 000 рублей, которые я занял. Ни продавца, ни менеджера не нанимали — занимались всем вдвоем с женой. За прилавком стояла либо она, либо я в своей старой огромной дубленке и лыжной шапке.

Я нашел в интернете базу, где при предъявлении документов индивидуального предпринимателя можно купить продукцию на 25-30% дешевле розничной цены. При этом рассчитываться за товар можно было по мере продаваемости. Самый дорогим в моем ассортименте был керамический кошачий горшок за 1500 рублей. Удивительно, но его купили.

В рекламу мы не вкладывались, просто визуально оформили наш ларек. Аренда стоила 10 000 рублей, плюс 500 рублей за свет ежемесячно. Еще нас попросили купить специальную пластмассовую нитку, которая завязывалась вокруг замка на ночь и отрывалась утром. Сейчас понимаю, что можно было найти место подешевле, но мне казалось, что «Норд» достаточно популярен, поэтому все окупится. Представители Азии и Юга продавали здесь сухофрукты, замороженную рыбу, хурму, трусы из Вьетнама, а где-то среди них стояли мы с товарами для животных.

Покупателями были в основном пенсионеры. С некоторыми мы даже подружились: они постоянно что-то покупали, знали меня по имени, интересовались жизнью. Бывали и странные инциденты: раза два приходила пожилая женщина, которая покупала двухкилограммовый пакет «Китикета», а через пару дней возвращала его надорванным и требовала вернуть деньги, потому что кошке не понравилось. Я возвращал, потому что не мог твердо говорить с такими людьми, — понятно, что это плохо сказалось на моей выручке.

Работа на рынке — хорошая психологическая школа. Каждый день мимо тебя проходит огромное количество городских сумасшедших, попрошаек. Это люди улицы, которых никогда не увидишь в «Меге» или «Амбаре». К тому же, здесь постоянно норовят тебя обмануть. Однажды ко мне подошел парень из секции с CD-дисками и предложил приобрести фильм «Стиляги» за 20 рублей. Он тогда только вышел, и я согласился. Открываю коробку — а диска там нет. Хорошо, что я в достаточно хорошей физической форме: догнал его, и мы решили вопрос.

Я совершил немало ошибок. На рынках все делают открытые прилавки, а в мой магазинчик приходилось заходить. Я думал, что теплое место плюс, но на практике человек, который идет по рынку, не хочет никуда сворачивать — ему просто некогда или лень. Несмотря на то, что моя точка была закрытой, зимой приходилось несладко: я ставил обогреватель, но в один момент его тепла не хватило и все пакетики с жидким кормом превратились в лед — ни продать, ни вернуть обратно. Также мне стоило лучше следить за кассой: в этом деле нужна дисциплина, которой у меня не было. В день я зарабатывал около 4000 рублей, примерно на 2500 рублей заказывал товар, а остальное забирал себе и в соседних ларьках покупал домой продукты — отложить что-то на черный день не получалось.

Спустя 9 месяцев, весной, мы посчитали убытки и поняли, что нужно закрываться. Мы остались в минусе на 30 000 рублей — сумма не очень большая, но все-таки неприятная. Я постоянно был кому-то должен. Со временем расплатился, закрыл ИП и заплатил еще 12 000 налогов, несмотря на то, что прибыли толком и не было.

Бизнес, связанный с розницей, достаточно рискованный. Сейчас доминируют сетевые магазины — «Пятерочки», «Магниты», — конкурировать с ними трудно. Открыть свое дело в России в принципе непросто: нужно иметь либо предпринимательскую жилку, либо сильных людей за спиной, которые смогут поддержать и подстраховать. Если решились, внимательно смотрите, что происходит вокруг, составьте бизнес-план и тщательно подсчитывайте доходы и расходы.

Сейчас я работаю телевизионным корреспондентом на канале «Терра» и меня все устраивает. Если бы я вновь захотел открыть бизнес, то писал бы, наверное, рефераты для двоечников — по крайней мере, это то, что у меня точно хорошо получается.

Анастасия Вандышева

Бывшая руководительница собственной модельной школы STASI ASI

В 14 лет мама отвела меня в модельную школу Ra-fashion, потому что я отлично подходила по всем параметрам. Я отучилась там два с половиной года и перешла в агентство Hello. Через какое-то время директор предложила мне должность скаута — человека, который ищет новые лица в модельную школу, а потом я стала ее заместителем по всем вопросам, которые касались обучения в школе, организации показов и съемок. На тот момент мне было 18 лет. Не было никаких гарантий, что я справлюсь, ведь опыта работы и тем более управления у меня не было.

Четырехмесячный курс в агентстве стоил 16 000 рублей, при этом для кого-то он оказывался толчком вверх, а кто-то за это время успевал понять, что модельный бизнес — не та сфера, в которой хочется работать. Во время кастингов я набирала девушек не старше 23 лет, потому что этот возраст уже подразумевает окончание модельной карьеры: даже если люди выглядят неплохо, агентство понимает, что они уже не смогут поехать работать за границу. Мне же хотелось, чтобы люди получали знания несмотря на свой возраст и параметры, и я решила открыть что-то свое. Остановилась на идее студии для людей, которые хотят раскрепоститься, почувствовать себя увереннее и красивее, но в большинство модельных агентств их не берут.

У меня уже был опыт поиска людей в агентство, поэтому я сутками сидела вконтакте, отправляя сообщения с предложениями. Каждый день я выполняла один и тот же алгоритм: выставляла критерии поиска по полу, возрасту, городу и начинала рассылку с фейковых страниц. Это был самый сложный этап: бывали случаи, когда полностью блокировали все мои бот-страницы, многие люди были грубыми, другие делали вид, что предложение им интересно, а потом пропадали в последний момент.

У меня была помощница — девочка, которая меня поддерживала. У нее были некоторые обязанности, но в основном она помогала морально и следила, чтобы все задуманное воплощалось в жизнь. Две недели мы занимались рассылкой, а потом она познакомила меня с владельцем рекламного интернет-агентства, который впоследствии стал моим мужем. Он начал спрашивать меня: что ты продаешь? А я толком не могла ничего объяснить. Понимала в голове, что хочу сделать, а на словах рассказать не получалось. В итоге, привлечь людей через соцсети мы не смогли: они не понимали, куда их зовут и зачем это нужно.

16 октября прошлого года мы провели первую встречу, на которой хотели рассказать о курсе и преобразить одну из участниц. С самого начала все пошло не так: вечером начались жуткие пробки и я опоздала к девочкам, имиджмейкер, которая должна была мне помогать, заболела. На встречу в итоге пришло всего три человека из вконтакте и мои ученицы из прошлой школы. На задних рядах сидели мальчики-пикаперы, с которыми мы сотрудничали, потому что у нас совпадали целевые аудитории, — я могла помочь им набрать группу, а они мне. Кроме этих парней к фуршету никто не притронулся, они напились и вели себя очень некрасиво. От растерянности слова в голове перемешались, я уткнулась в листочек, дочитала информацию и все разошлись. Никакой отдачи после этой встречи не было — на мой курс никто не пришел.

Через месяц мы решили повторить набор и снова пригласили людей на мастер-класс. Тогда я уже точно понимала, какой продукт могу предложить, и стала намного увереннее. Я самостоятельно рассказала о курсе, познакомила всех с преподавателями и, опираясь на прошлый опыт, сделала фуршет без алкоголя. Пришло тринадцать девушек, и восемь из них остались на моем курсе. Мы сфотографировали их в самом начале и в конце обучения. Разница действительно была колоссальной.

Читайте также:  Выездное заседание суда гпк рф

Девочкам преподавали визаж, прически, йогу, дефиле, фотопозирование и имидж. В прошлой школе мне не нравилось, что курс длился четыре месяца, поэтому я сократила его до одного. Если заниматься три раза в неделю по два часа, как было у нас, этого периода вполне достаточно. Обучение стоило 10 000 рублей. Кажется, что это много, но если посчитать количество занятий, получалось очень выгодно. В модельных агентствах Самары за 16 000 рублей часов давали в два раза меньше.

Преподаватели обходились дорого — каждый получал за занятие 1000-2000 рублей. Но я знала, что они профессионалы своего дела, и их услуги стоят таких затрат. На одном из занятий девочки 4 часа провели со стилистом в торговом центре: примеряли одежду, выбирали, что им подходит. После этого многие подошли ко мне с благодарностью и сказали, что всегда об этом мечтали — я была очень счастлива.

Возраст в группе был абсолютно разный. Больше всего отдача чувствовалась от самой взрослой женщины — ей было почти 50, но она чувствовала себя намного моложе. К концу курса она преобразилась настолько, что ее стало не узнать: сменила цвет волос, стала лучше краситься и одеваться, почувствовала себя красивой и начала ухаживать за собой.

Мне нравилось контактировать с людьми, общаться. Мы помогали раскрепоститься, стать увереннее, но не могли открыть взрослым людям дорогу в модельный бизнес, как бы они этого ни хотели. Под Новый год, когда первый обучающий курс закончился, меня начали терзать сомнения: даю ли я людям то, на что они рассчитывают, и хочу ли вообще этим заниматься. Я почувствовала, что девочки вышли недостаточно обученными, но за ту сумму, которую они готовы платить, дать больше я не могу. В итоге, я разочаровалась в своей идее и закрыла школу.

В минусе не осталась. Первый и последний набор принес мне примерно 80 000 рублей. Половина из этой суммы ушла на оплату работы преподавателей и аренду офиса, а оставшиеся деньги стали моим доходом.

Оглядываясь назад, я понимаю, что несмотря на то, что я очень хотела открыть свое дело, желание тут — не главное. Главное — опыт. Когда я занимала руководящую должность в Hello, мне было проще: все уже было настроено, я просто пользовалась наработанной базой, к тому же обязанности добавлялись постепенно. Когда же я открыла собственный бизнес, пришлось заниматься множеством задач одновременно. Мне просто не хватало организаторского опыта, чтобы все решить.

Самара небольшой город, но и здесь хочется делать что-то грандиозное. Сейчас я мечтаю открыть огромный стеклянный выставочный центр. Здесь были бы фото- и лаунж-зоны, подиум, огромный бутик свадебных и вечерних платьев, а также проводились бы показы известных дизайнеров, вечерние мероприятия, концерты звезд и мастер-классы. Хочется чего-то красивого и масштабного.

Пережившие разорение бизнесмены рассказали «Снобу» о том, как раздать миллионные долги, не опустить руки после неудачи и что делать, если из-за ошибки налоговой потерян весь оборотный капитал

24 Ноябрь 2017 15:17

«Я работал на голом энтузиазме и продал удобрений больше, чем завод за 10 лет»

Марк Залуцкий, 32 года, Иркутск

Фото из личного архива

К разорению меня привел мой самый крупный бизнес — биржевая торговля. Мы тогда работали на два региона: в Улан-Удэ находился офис, а в Иркутске — два частных трейдера. Инвестиций у нас было порядка миллиарда рублей, все от частных лиц. Среднюю ставку по прибыльности давали в районе 12–15 процентов в месяц.

В 2013–2014 годах по нам очень сильно ударил кризис. Мы торговали исключительно на паре евро-доллар. Евро тогда поднялся до ста, доллар — до восьмидесяти рублей, но затем все начало снижаться. Тогда и оказалось, что наша стратегия торговли не совпадала с ростом. Мы потеряли все деньги, которые имели в обороте.

На бирже я торговал три года, а из долговой ямы потом вылезал около двух лет

Но мое разорение было связано не только с тем, что я потерял вложенные мной деньги. Под свою личную гарантию я привлек в это дело нескольких близких людей — отца и его товарищей. Я гарантировал им если не рост, то хотя бы возврат денег. Чтобы не ударить в грязь лицом перед этими людьми, я был обязан в кратчайшие сроки после разорения вернуть тот депозит, который они положили на счет. Это стало большой нагрузкой для меня, но все деньги — порядка десяти миллионов — я вернул. Часть занял у физических лиц под высокие проценты, часть взял из своих накоплений. Пришлось брать кредиты. На бирже я торговал три года, а из долговой ямы потом вылезал около двух лет.

После разорения я опустился «из князи в грязи». Уровень жизни, который был у меня до кризиса, просто несопоставим с тем, что стало после. Когда привыкаешь к чему-то хорошему, очень трудно потом от этого отвыкать.

Сейчас мой бизнес связан с сельскохозяйственными удобрениями. Изначально у меня был договор с белорусским заводом: я продавал их продукцию. Работал на голом энтузиазме и не знал, что из этого получится. Но в первый же год торговли я продал удобрений больше, чем сам завод, который занимался этим почти 10 лет.

Банкротство и разорение — не конец света. Мы начинаем что-то новое и уже ничего не боимся

Так получилось из-за того, что у белорусов был очень жадный директор. Когда он украл одного моего клиента, мы с ним перестали общаться, а позже даже судились. Из-за этого конфликта я решил перейти от продажи удобрений к их производству. Основной состав продукта я знал, но не мог начать производить по той же технологии, что и белорусы: рецептура была запатентована. Я привлек химиков, мы внесли изменения в состав, улучшили свойства продукта. Сейчас моя компания работает с большими сельскохозяйственными предприятиями восточной части России.

Банкротство и разорение — не конец света. Я думаю, лучшее — впереди. Мы начинаем что-то новое и ничего не боимся. Просто учитываем прежний опыт, помним об ошибках и стараемся их больше не совершать.

«Казалось, что во мне есть какой-то дефект, из-за которого я не справилась»

Юлия Деген, 42 года, Москва

Фото из личного архива

Когда я жила в Белоруссии, у меня была своя студия видеодизайна. Я открыла ее, чтобы помогать знакомому дизайнеру продавать его работы. Этот бизнес не приносил много денег. Фактически мы начали как фрилансеры, очень долго не решались поднять цены. Потом стали набирать людей, открыли ООО, получили неплохой постоянный заказ — передачу для телеканала. На этом держались какое-то время.

Когда мы лишились этого проекта, пришлось работать с нерегулярными заказами — презентационными фильмами, видеороликами. Их было много осенью, немного весной, а в остальное время студия оставалась без работы. Тогда мы и поняли, что абсолютно не умеем планировать и строить бизнес в таких условиях. Пытались демпинговать, чтобы получить клиентов, но денег все равно не хватало. Затем наступил первый кризис. В команде испортились отношения, люди ушли.

Я влезла в огромные долги, а завершил дело кризис 2008 года. Моя жизнь кардинально изменилась: распалась моя семья, я ужасно устала и была в отчаянии

Я не опустила руки и решила восстановить компанию. Мне почти удалось: набрала новую команду, отдала долги, мы вышли на хороших заказчиков из Москвы. В частности, делали графику для фильма «Запрещенная реальность» и «Тунгусский метеорит». Однако мы выставили белорусские цены за работу, и в этом была главная ошибка. Я думала, что наши люди будут стоить дешевле, и поэтому мы сможем конкурировать ценой. Но качество от нас требовалось московское — обычные специалисты не подошли. Пришлось нанимать тех, которые стоили как москвичи.

Все это привело к тому, что я влезла в огромные долги. Завершил дело кризис 2008 года, когда работы не было даже у наших постоянных клиентов. В то время моя жизнь кардинально изменилась: распалась моя семья, я ужасно устала и была в отчаянии, перестала верить в себя. Мне казалось, что во мне есть какой-то дефект, из-за которого я не справилась, винила во всем себя. Даже не могла спокойно смотреть чужие видеоролики — мне становилось просто физически плохо.

Читайте также:  Как продать квартиру покупателю с ипотекой

Чтобы отдать все долги, мне понадобилось около трех лет. Пришлось переехать в Москву и устроиться в одну из местных студий видеодизайна. Трудно было перестать мыслить как собственник и перейти к мышлению менеджера среднего звена, но в конце концов мне это удалось.

От страха снова разориться я не могла избавиться долгие годы. Однако именно он научил меня эффективно планировать работу, бюджеты, сроки, успешно конкурировать на рынке видеодизайна

Сейчас я понимаю, что именно стабильная зарплата дала мне возможность передохнуть, подумать о том, чего я хочу. На новой работе я встретила своего нынешнего мужа. Он помог мне преодолеть творческий кризис, выгорание, неверие в себя. Вместе с ним мы открыли компанию «Чингис», сейчас она в лидерах на российском рынке VR. Всеми деньгами в этом проекте распоряжался муж, а у него не было такого негативного опыта, как у меня. Помню, в начале мне даже было страшно от его смелости. Затем я уже сама открыла проект «Хирокама», который занимается созданием креативных визиток. Пока что дело движется очень трудно, но мне нравится им заниматься.

От страха снова разориться я не могла избавиться долгие годы. Однако именно он научил меня эффективно планировать работу, бюджеты, сроки, успешно конкурировать на рынке видеодизайна. Сейчас я представляю себе бизнес как очень сложную игру, которую трудно пройти до конца за одну игровую жизнь. Иногда нужно начинать заново и понимать, что ты заходишь в эту игру без всяких гарантий.

«Мы потеряли все деньги и стали жить на суммы, близкие к минимальной зарплате»

Георгий, 39 лет, Новосибирск

У нас был онлайн-магазин товаров для здоровья и биодобавок. Огромный ассортимент, рассылка по всему СНГ. Люди спрашивали, не собираемся ли мы открывать точку офлайн-продаж. Таких писем было много, и мы решили попробовать.

Нашли хорошее место, недалеко от метро и центра. Набрали товар, оплатили аренду, сделали ремонт. Но клиент не пошел. Мы консультировались с опытными бизнесменами, все говорили: «Открывайтесь». Однако аудитория онлайн-магазина никак не хотела идти в офлайн.

Мы рекламировали себя через сайт, пробовали расклеивать объявления на соседних домах. Все бесполезно. Но мы не собирались сдаваться и планировали раскручивать точку дальше. Крест на всем бизнесе поставила налоговая.

Когда мы открыли точку, нам добавили вмененное налогообложение за торговую площадь. Однако какой-то некомпетентный инспектор вдруг обнаружил, что мы не платили вмененный налог за всё предыдущее время существования онлайн-магазина. А мы и не должны были его платить — торгового помещения у нас тогда не было! Из-за ошибки клерка нам закрыли счет. Будучи и так в серьезном минусе, мы потеряли возможность платить оптовым продавцам и принимать деньги от покупателей.

После этого случая я понял: налоговая инспекция может лишить вас доступа к собственным деньгам без какого-то нарушения — просто по ошибке или безалаберности

Счет был арестован на срок более месяца, до окончания проверки. Но проверка не проводилась, всем и так было ясно: это ошибка налоговой. Однако в силу какой-то внутренней неповоротливости налоговая не могла разблокировать наш счет быстрее. Мы потеряли весь оборотный капитал на штрафах, аренде и простое. Клиенты быстро ушли к конкурентам, и даже онлайн-магазин с лидирующих позиций скатился далеко за первую двадцатку. Тогда мы потеряли реально все деньги и стали жить бедно — на суммы, близкие к минимальной зарплате. Однако не взяли ни одного кредита.

Какое-то время после той неудачи у меня были другие проекты с другими партнерами, но уже менее успешные. Ни один из них так и не вышел на самоокупаемость. Ну а что делать, бизнес — это риск. После случая с тем разорением я понял: налоговая инспекция может лишить вас доступа к собственным деньгам без какого-то нарушения — просто по ошибке или безалаберности. Поэтому я всегда говорю: если открываешь свой бизнес, нужно держать с партнером раздельные счета. Налоговая арестует один — вы сможете работать со вторым.

По натуре я не предприниматель, а исследователь. Мне не так интересно зарабатывать деньги, как развивать какую-то перспективную идею. Например, сейчас мы в составе интернациональной команды разрабатываем искусственный интеллект для сферы здравоохранения.

Близкие никогда не упрекали меня за неудачи. Я же разорился не из-за алкоголизма, неумения строить общение или каких-то других личных проблем. Я адекватный человек и в состоянии предвидеть все известные риски. В чем меня упрекать? В том, что возникла неизвестная ранее проблема или открылись непредсказуемые обстоятельства? Адекватные люди, как моя семья, этого делать, конечно, не будут.

«За год у меня провалилось пять идей в разных нишах»

Константин Фримен, 25 лет, Рязань

Фото из личного архива

Основной доход мне приносит интернет-маркетинг, но как-то пришла идея открыть свой бизнес. Получилось все просто: заказал в интернете коврики для автомобиля, мне их привезли, продукт понравился. Я подумал: товар хороший, машин в регионе много, надо попробовать. Стал продумывать стратегию вывода ковриков на рязанский рынок, связался с поставщиками, дал хорошую рекламу.

Однако составленный мной бизнес-проект оказался неудачным. Я думал, что в Рязани все должно пойти хорошо, но просчитался с некоторыми моментами. Главное — с региональным менталитетом. В Москве люди гораздо чаще заказывают что-то через интернет, а в регионах покупают либо на AliExpress, либо в брендовых магазинах, которые дают стопроцентную гарантию. У нас же система работала по предоплате, а ее давать никто не хотел.

В регионе к тому же очень консервативная аудитория автомобилистов, интернет проходит мимо них. Где они стабильно сидят, так это в «Одноклассниках». Я думал, что кому-то из них мы все же сумеем продать хотя бы один комплект ковриков — пусть даже по демпинговой цене, а потом пойдет сарафанное радио. Этот план оказался неверным: радио не пошло, затея прогорела.

Я не очень много вложил в этот бизнес — порядка тридцати тысяч рублей, — но прибыли не получилось. Издержки покрыл доход от продажи сайта-дублера — это была копия моего сайта, но сделанная под другой регион.

Прогореть снова я не боюсь: и так знаю, что из десяти начинаний только два окажутся успешными

Когда я почувствовал, что бизнес не пошел, было очень обидно. Затея с ковриками — всего лишь один из многих моих провалов, за тот год у меня провалилось пять идей в разных нишах. Однако я не драматизирую, ведь любой провал — это на самом деле положительный опыт. Я получил знания и в планировании, и в выводе продукта на рынок.

Если рассматривать проект с ковриками как бизнес — это был фейл. А если как возможность себя пропиарить и войти в тусовку бизнесменов — удача. Это дело принесло мне много полезных знакомств. Прогореть снова я не боюсь: и так знаю, что из десяти начинаний только два окажутся успешными.

Сейчас, например, мы с моими знакомыми собираемся придумывать свой бренд и продвигать автохимию: покрытия, уходовые средства для кузова. Еще у меня есть стабильный бизнес по ремонту компьютеров — его я начал сразу после ковриков. Нашел людей, которые занимались починкой, какое-то время тестировал их на порядочность — подсылал своих знакомых в качестве клиентов. Вот года полтора работаем, пока все хорошо.

Я вообще человек очень аккуратный, на рискованные мероприятия с большими суммами не иду. Поэтому и очень больших неудач у меня не было. Но жена все равно с осторожностью относится к тому, что я делаю. Когда нужно было отказаться от стабильной работы на дядю и открыть свое дело, она просила меня хорошо подумать. Каждый раз, когда я прихожу домой и говорю: «Есть идея, и какая-то сумма из нашего семейного бюджета уйдет на попытку ее воплотить», жена, конечно, относится к таким заявлениям с осторожностью. Но куда она денется?

Время чтения: 8 минут Нет времени читать? Нет времени?

В далеком 2012 я впервые попробовала себя в бизнесе – открыла магазин для неформалов, который проработал в офлайне меньше месяца. Кредит после этой авантюры выплачивала еще 3 года 🙁

Я допустила все ошибки, какие только возможно. С тем подходом дело было обречено на провал, но мне до сих пор больно.

Читайте также:  Договор субаренды с правом выкупа

Опытные предприниматели, наверняка, посмеются над моими факапами. А вот новичкам, которые прямо сейчас горят идеей и готовы поставить на нее все, моя история разобьет розовые очки и поможет посмотреть на свои планы более критично.

Небольшая предыстория

В ноябре 2012 мы с подругой активно искали идею. Классика жанра – микробизнес без больших вложений. Тогда я набрела в интернете на ребят из Казани, которые продавали лучно-арбалетные тиры «под ключ». Позиционировалось это как франшиза, но на самом деле – набор оборудования с примерным бизнес-планом и документацией.

Мы ухватились за эту идею, открыли ИП и попробовали пробиться со своим тиром в несколько московских парков. Тендеры проиграли, а в одном из городов Подмосковья нам вообще предложили закупить оборудование, поставить его на баланс парка (подарить?), а самим оформиться к ним наемными рабочими.

Первый провал расстроил, но мы не сдались – посидели, подумали и в тот же день решили открывать магазин рок-атрибутики. Да-да, микробизнес без вложений превратился в глобальный проект, только мы тогда этого не понимали.

Все произошло очень быстро – дня через 3 мы выбрали помещение, а еще через день я уже взяла в кредит 200 тыс. рублей – обычный потреб с соответствующими процентами. О том, что этого мало для полноценного магазина, мы тогда не думали. Еще неделя ушла на то, чтобы создать на 16 кв. м. в торговом центре «неформальную» атмосферу. 7 марта точка открыла свои двери для первых посетителей. А в начале апреля мы уже вывозили витрины и товар на квартиру подруги, и вот почему.

Не считали цифры

Маржинальность, чистая прибыль, финансовая модель, точка безубыточности – об этом мы вообще не думали. Просто знали, что есть 200 тыс. Из них – 60 на аренду за 1,5 месяца; еще около 100 – на закупку товара; остальное по мелочи – ремонт, вывеска, мебель, листовки и крыс Харди для атмосферы. Сейчас даже точно не скажу, куда сколько ушло – мы не вели учета.

Что я поняла. Избежать провала помог бы финансовый план с учетом денег на аренду и закупки хотя бы на полгода. Он показал бы, что с капиталом в 200 тыс. рублей запустить магазин в таком формате не получится. А дальше варианты – искать новую идею, менять формат и пытаться уложиться в бюджет.

Сейчас я понимаю, что к атмосферному магазину своей мечты можно было прийти постепенно – начать с малого, собрать аудиторию, нарастить оборот. Но тогда хотелось всего и сразу 🙂

Не планировали дальше первого месяца

Главное – открыться. За месяц мы обязательно заработаем на оплату аренды за следующий, а там, как попрет. Не заработали, не поперло. Через 3 недели стало очевидно, что аренду платить нечем – в кассе было что-то около 20 тыс., а надо в два раза больше. Мы начали судорожно искать новое помещение, но так и не нашли.

Что я поняла. Отказавшись от полноценного помещения за 40 тыс. в месяц в пользу островка в 4 кв. м. за 12 тыс., мы могли бы спасти продажи и весь проект. Там не вышло бы той атмосферы, но зато он был на пути основного трафика. Заложенных на аренду 60 тыс. хватило бы на 5 месяцев, да и небольшой ассортимент не выглядел бы на 4 квадратах так скудно, как на 16.

Принимали поспешные решения

Мы все делали очень быстро. За 3 дня выбрали помещение по принципу «удобно добираться», за пару часов нашли поставщика с не самыми оптовыми ценами, за час оформили кредит. И все это в эйфории и розовых очках – как здорово и удачно все складывается!

Что я поняла. Не стоит идти на компромиссы и соглашаться на неподходящие условия для ускорения запуска. Нужно было искать помещение месяц, два, три – пока не найдется что-то подходящее в районах с целевой аудиторией. Хотя, в этой нише она не делится по региональному признаку, в Москве есть гораздо более удачные места для магазина рок-атрибутики, чем торговый центр электроники на окраине. Любой вариант рядом с концертной площадкой подошел бы лучше. Аналогично с поставщиком – уделив больше времени поискам, можно было найти оптовика, например, с низкими ценами или отсрочкой оплаты.

Не анализировали аудиторию

Зачем, если мы сами неформалы и, казалось бы, знаем и чувствуем своего клиента? Поэтому мы просто приехали на оптовый склад и набрали всего, что понравилось самим. Мы не планировали ассортимент, не думали о том, какие товары будут привлекать людей, а какие – формировать основную прибыль. Да у нас и не было маржинальных товаров – обуви, кожаной одежды, косух – нашего бюджета хватило бы максимум на 20–40 кожаных курток.

Что я поняла. Планировать закупки по принципу «мне нравится, берем» – плохая идея, даже если ты – ЦА. Разумнее было собрать ассортиментную матрицу из каталогов поставщика и скрупулезно проверить спрос. Хотя бы пробить через «Вордстат», узнать, что вообще ищут люди.

Учитывая, что основу ассортимента составляли футболки, спрос был сильно завязан на популярность музыкальных групп. Посмотрев, атрибутику каких коллективов больше ищут в интернете, мы подобрали бы более востребованный товар.

Игнорировали интернет-маркетинг

Сначала вообще не планировали привлекать покупателей из интернета. Единственное, что сделали – запустили группу «ВКонтакте», чтобы позвать людей на открытие. Казалось, этого достаточно – дальше заработает сарафанное радио. Особую надежду возлагали на аудиторию точек с музыкальными инструментами и аниме-атрибутикой, рядом с которыми решили открываться.

Когда поняли, что сами люди не появятся, стали раздавать листовки у метро и на рок-концертах. Выхлоп это давало слабый. Аудитория узкая. Вероятность того, что у метро листовка попадет в руки ЦА, была ничтожно мала. А потенциальным покупателям, которых много на концертах, проще поехать в проверенный магазин в центре, чем тащиться на окраину.

В конце концов, все-таки заказали сайт у фрилансеров на самописном движке. О том, что это такое и почему это ад, я рассказывала в книге «Как сделать сайт самому: пошаговое руководство для гуманитариев».

Даже для того времени в сайте было «прекрасно» все – дизайн, юзабилити, контент. Тем не менее, это было, пожалуй, самое удачное решение за все время существования проекта. Даже через полгода после закрытия офлайн-точки, с него продолжали приходить заказы – редкие, не более 10 в месяц, но они были. При том, что мы только периодически публиковали интересные для аудитории новости и статьи. Больше не делали ничего. Да, контент-маркетинг тогда уже работал 😉

Что я поняла. Учитывая, как в эти 7 лет развивался интернет, надо было делать ставку на него. От офлайн-точки вообще можно было отказаться – максимум открыть маленький шоу-рум с минимальной арендой. Половину бюджета вложить в интернет – нормальный сайт, SMM, таргет, контекст. И ориентироваться на регионы, потому что именно оттуда мы получали 90 % заказов с сайта.

Что я вынесла из этой истории

За эти и другие ошибки я еще долго расплачивалась деньгами и нервами. День, когда я внесла последний платеж по кредиту, стал настоящим праздником, до сих пор отмечаем 🙂

Но самое главное – это опыт, который я вынесла из этого провала:

  • Если вам кажется, что бизнес – это просто, знайте – вам действительно кажется. Это сложно и это всегда риск.
  • Бизнес-план и финансовая модель – не просто слова. Это необходимость и способ минимизировать вероятность провала. Часто еще на этом этапе можно понять, что так работать не будет.
  • Маркетинг – основа. На любое решение в бизнесе нужно смотреть через его призму, будь то выбор помещения или закупки.
  • Неожиданно – делать бизнес с друзьями можно, но все зависит от людей и взаимоотношений. Мы с подругой прогорели, потеряли деньги и еще долго расплачивались за все это, но на дружеские отношения это не повлияло никак.
  • Сначала цифры, логика и здравый смысл, потом уже эмоции. У нас было наоборот, ничего хорошего из этого не получилось.

Уверена, что среди вас есть люди с аналогичным или похожим опытом. Давайте поделимся факапами в комментариях – вдруг кого-то это убережет от ошибок.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
Adblock detector