No Image

Фирма ликвидирована может ли налоговая предъявить претензии

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Если у Вас появились вопросы в области бухгалтерского учета, налогообложения, права или кадров и Вам нужен ответ на основании законодательной базы с ссылками на первоисточники, смело обращайтесь к нам. Опытные специалисты практики подготовят ответ с обоснованием и выводами по Вашему вопросу.

ООО, входящее в группу компаний, зарегистрированных по одному адресу, добровольно ликвидировано и исключено из ЕГРЮЛ 07.04.2017г. После ликвидации 31.05.2017г. Обществу из налогового органа пришло сообщение с требованием представить пояснения, в связи с тем, что в налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2016г., представленной 27.03.2017г., выявлены ошибки (противоречия, несоответствия). Требование получено бывшим руководителем ООО, который также работает в другой организации группы компаний в должности коммерческого директора. Нужно ли представлять пояснения на данное сообщение?

Ответ:

Так как сообщение с требованием представить пояснения пришло ООО, у бывшего руководителя нет обязанности на него отвечать, поскольку такая обязанность есть только у налогоплательщика. А юридическое лицо после ликвидации и исключения его из ЕГРЮЛ перестает существовать и быть налогоплательщиком.

Обоснование:

В соответствии с п.2 ст.88 НК РФ камеральная налоговая проверка проводится в течение трех месяцев со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации.

Пунктом 3 ст.88 НК РФ установлено, что если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчете) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок.

Следовательно, с момента представления налоговой декларации 27.03.2017г., у налогового органа есть три месяца на проведение камеральной налоговой проверки, в течение которых они могут направить сообщение с требованием представления пояснений. При этом указанными положениями ст.88 НК РФ сообщение с требованием представить пояснения должно быть направлено налогоплательщику.

Согласно ст.19 НК РФ налогоплательщиками признаются организации, на которых в соответствии с НК РФ возложена обязанность уплачивать соответственно налоги, сборы, страховые взносы.

Исходя из положений п.3 ст.44 НК РФ обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается в том числе с ликвидацией организации-налогоплательщика после проведения всех расчетов с бюджетной системой РФ в соответствии со ст.49 НК РФ.

Государственная регистрация при ликвидации юридического лица осуществляется регистрирующим органом по месту нахождения ликвидируемого юридического лица. Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц. Регистрирующий орган публикует информацию о ликвидации юридического лица (п.1, 6 ст.22 Федерального закона от 08.08.2001г. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

По разъяснениям Минфина России, данным в Письме от 01.02.2016г. № 03-02-07/1/4409, обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается после внесения сведений о прекращении юридического лица в единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц.

На основании вышеизложенного, поскольку ООО добровольно ликвидировано и исключено из ЕГРЮЛ 07.04.2017г., после указанный даты оно перестает существовать и быть налогоплательщиком.

Следовательно, так как сообщение с требованием представить пояснения пришло ООО, у бывшего руководителя нет обязанности на него отвечать, поскольку такая обязанность есть только у налогоплательщика.

Автор: И.В.Разумова
ООО «ИК Ю-Софт» Региональный центр Сети КонсультантПлюс

Читайте также:  Ставка рефинансирования ипотеки в сбербанке на сегодня

Если Вы не нашли ответа на свой вопрос, обращайтесь к нам за консультацией. Мы с удовольствием ответим на Ваш вопрос на основании проверенных документов, включенных в Систему Консультант Плюс

Автор: Сурков А. А., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Действующее законодательство допускает проведение этой процедуры как по инициативе самого предприятия, так и по решению фискальных органов. Является ли принудительная ликвидация контр­агента организации основанием считать все сделки, ранее заключенные с ним, сомнительными и направленными исключительно на получение налоговой выгоды? Данный вопрос в ближайшее время, очевидно, может стать актуальным для многих российских компаний, поскольку с 1 сентября 2017 года существенно расширился перечень оснований для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа в административном порядке – принудительной ликвидации. Значит, число ликвидированных принудительно компаний будет расти, как и риск предъявления подобных претензий контролерами. Как организациям защитить свои интересы? Один из вариантов – изучить опыт коллег (в том числе отрицательный): к примеру, обратить внимание на Постановление АС МО от 28.08.2017 № Ф05-10150/2017 по делу № А40-190696/2016, в котором организация смогла доказать несостоятельность претензий налоговых инспекторов.

Основания и последствия исключения компании из ЕГРЮЛ

C 1 сентября 2017 года вступила в силу новая редакция ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129-ФЗ), регулирующей процедуру исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа в административном порядке – принудительной ликвидации. Внесенные поправки расширили перечень оснований для признания компании недействующей.

Принять решение об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ налоговые инспекции были вправе и раньше. Так, они могли исключать из реестра любые недействующие компании. Согласно п. 1 ст. 21.1 Закона № 129-ФЗ признатьюридическое лицо недействующим (и исключить его из реестра) налоговики могли, если данное лицо одновременно:

в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия решения о его принудительной ликвидации, не представляло отчетность о налогах и сборах;

не осуществляло операции хотя бы по одному банковскому счету.

Соответственно инспекторы принимали решение о предстоящем исключении компании из ЕГРЮЛ (п. 2 ст. 21.1).

С 1 сентября 2017 года оснований для исключения организаций из ЕГРЮЛ стало больше. Теперь налоговики вправе принять решение об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, если (п. 5 ст. 21.1):

данное лицо обладает признаками недействующего, у него нет средств на расходы по ликвидации и возложить эти расходы на его учредителей (участников) невозможно;

в ЕГРЮЛ в течение более чем шести месяцев фигурируют сведения о юридическом лице, в отношении которых внесена запись об их недостоверности.

Таким образом, с 1 сентября 2017 года запись о недостоверности сведений в ЕГРЮЛ стала самостоятельным основанием для исключения юридического лица из реестра.

Подобные отметки контролеры ставят под теми сведениями о компании, которые посчитали фиктивными. Причем налоговики наделены полномочиями проверять достоверность имеющейся информации в ЕГРЮЛ без какого-либо повода со стороны юридического лица. В частности, на основании п. 4.2 ст. 9 Закона № 129-ФЗ проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в ЕГРЮЛ, проводится регистрирующим органом (налоговой инспекцией) в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности (например, в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в реестр юридических лиц) посредством проведения мероприятий, указанных в названном пункте. Словом, проверочные мероприятия будут назначены, если у регистрирующего органа возникнут обоснованные сомнения в достоверности информации.

Читайте также:  Как получить письмо на почте без извещения

Основания, условия и способы проведения таких мероприятий определены Приказом ФНС России от 11.02.2016 № ММВ-7-14/72@. В пункте 2 названного приказа установлен подробный перечень оснований для назначения проверочных мероприятий.

* В роли заинтересованного лица может выступить как юридическое лицо, так и физическое (п. 6 ст. 9 Закона № 129-ФЗ). Причем если от имени физического лица, не являющегося руководителем или иным лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица, выступает представитель, полномочия последнего должны быть удостоверены нотариально.

Обратите внимание: помимо исключения из ЕГРЮЛ, есть и другие, более негативные последствия отражения в реестре недостоверных сведений о компании. Так, ч. 5 ст. 14.25 ­КоАП РФ предусмотрено наказание за предоставление на регистрацию документов, содержащих заведомо ложную информацию, в виде дисквалификации. Она подразумевает ограничение права лица занимать должности в исполнительном органе компании, входить в совет директоров, осуществлять иное управление юридическим лицом и может длиться до трех лет. Помимо этого, возможны штрафные санкции для должностных лиц в размере от 5 до 10 тыс. руб. (ч. 4 ст. 14.25 КоАП РФ).

Кроме того, с 28 июня 2017 года исключение общества из ЕГРЮЛ рассматривается как отказ основного должника от исполнения обязательств (ч. 3.1 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ). В этом случае, если у исключенной компании есть долги, появившиеся благодаря недобросовестным или неразумным действиям контролирующих лиц, такие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности. Словом, после исключения компании из ЕГРЮЛ кредиторы (включая налоговую инспекцию) получат право требовать исполнения обязательств компании перед ними от контролирующих эту компанию лиц.

Выходит, что во избежание проблем организациям имеет смысл периодически «мониторить» сведения о себе и своих главных контрагентах в ЕГРЮЛ (на предмет наличия в реестре записей о недостоверности сведений, содержащихся в нем, или о грядущем исключении из ЕГРЮЛ). При появлении подобной записи в отношении самой организации она вправе уточнить сведения о себе (п. 6 ст. 11 Закона № 129-ФЗ). Если запись о недостоверности информации появилась в отношении контрагента организации – следует готовить аргументы и доказательства того, что компания-партнер являлась благонадежной фирмой на момент заключения договора и при заключении сделки организация проявила должную осмотрительность. Так было сделано в деле № А40-190696/2016, рассмотренном АС МО в Постановлении № Ф05-10150/2017.

Ситуация из судебной практики

Суть спорной ситуации заключалась в следующем. В ходе мероприятий налогового контроля выявилось, что хозяйственные отношения организации с фирмой-контрагентом оформлены формально, без цели осуществления реальной хозяйственной деятельности, с целью уменьшения налогового бремени. При этом инспекторы привели, в частности, следующие доводы:

контрагент имеет явные признаки фирмы-»однодневки» (зарегистрирована по адресу массовой регистрации, штат из одного человека – директора, отсутствовали собственная производственная база и оборудование);

контрагентами второго звена были лица, аффилированные с проверяемым налогоплательщиком;

в первичных документах компании-контрагента указан номер телефона, принадлежащий проверяемой организации;

компания-контрагент представляла налоговую отчетность либо с нулевыми показателями, либо с минимальными суммами налогов к уплате;

полученные от организации денежные средства компания-контрагент не расходовала на производственную деятельность.

Между тем арбитры (все три инстанции) последовательно отклонили все аргументы инспекции, в числе которых был такой, как исключение фирмы-партнера из ЕГРЮЛ по решению налогового органа. Налоговики настаивали, что данное обстоятельство постфактум подтверждает, что организация заключала сделки с неблагонадежной фирмой, не проявив тем самым должную степень осмотрительность и осторожность при выборе контрагента. Следовательно, заключенные с таким контрагентом договоры и подписанные первичные документы не являются юридически значимыми и не могут служить основанием для бухгалтерского и налогового учета.

Читайте также:  Субъект российской федерации вправе принимать законы

Суды, принимая решение в пользу налогоплательщика, указали: принудительная ликвидация юридического лица путем исключения его из ЕГРЮЛ является правом налогового органа и его реализация никак не зависит от действий сторон сделки. Поэтому данное обстоятельство само по себе не является безусловным основанием считать все ранее заключенные ликвидированным таким образом обществом сделки неправомерными и обусловленными исключительно получением налоговой выгоды. На момент заключения сделок и в процессе их исполнения спорный контрагент обладал правоспособностью, соответственно, у налогоплательщика отсутствовали основания для сомнений.

Добавим, что в числе других отклоненных арбитрами АС МО аргументов контролеров были:

отсутствие у контрагентов налогоплательщика ресурсов и работников, отказ гендиректоров контрагентов от своей причастности к деятельности данных фирм – не являются бесспорным доказательством того, что документы оформлены с нарушением и подписаны ненадлежащими лицами;

факт нарушения контрагентами своих налоговых обязательств – не имеет правового значения, если инспекция не собрала в ходе проверки и не представила достаточных доказательств того, что в реальности проверяемый налогоплательщик и контрагенты не совершали операции, расходы и вычеты по которым стали предметом спора;

аффилированность организации и контрагентов – является значимой только в том случае, если это обстоятельство могло повлиять или повлияло на результат заключенной сделки, в том числе в части ценообразования. Однако соответствующие доказательства заключения сделок на нерыночных условиях в деле не приведены, а размер участия в уставном капитале не позволял предопределять факт и условия заключаемых сделок.

Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, никаких претензий со стороны налоговых органов и других кредиторов к официально ликвидированному предприятию быть не может. Дело в том, что юридическое лицо, как объект права существует только в тот период, когда о нем имеется запись в Едином государственном реестре.

Это положение законодательно закреплено в пункте 3 статьи 49 ГК РФ, в частности в ней написано, что «Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц». Другими словами, налоговым органам после завершения процедуры ликвидации и исключения компании из ЕГРЮЛ просто некому предъявлять претензии, поскольку такого объекта права попросту не существует.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 61 ГК РФ «Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам». То есть ни бывший руководитель, ни кто-либо еще не сохраняет и не приобретает прав и обязательств компании, если ликвидация юридического лица уже произошла, а значит и бывшему руководителю тоже предъявить претензии невозможно. Так что единственная возможность для налоговых органов взыскать с компании все долги – это успеть сделать это во время процесса ликвидации.

Впрочем, существует один вид ответственности, которая остается на бывшем руководителе компании, даже если произошло закрытие ООО или любого другого юридического лица – это уголовная ответственность конкретного человека, поскольку бывший руководитель, остается объектом права как физическое лицо и обязан нести ответственность за все совершенные им действия.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
Adblock detector