No Image

Субсидиарная ответственность после исключения из егрюл

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Исключение из ЕГРЮЛ – опасная экономия

Материал подготовила:

Юлия Сосновцева

Компания перестала действовать несколько лет назад, но всё еще числится в реестре юридических лиц? Вместо процедуры официальной ликвидации или банкротства (которые кажутся слишком долгими и затратными) вам предлагают просто перестать сдавать отчетность и дождаться исключения общества из ЕГРЮЛ?

Не всё так просто. Комментарий Юлии Сосновцевой о процедуре и последствиях исключения компании из реестра юридических лиц.

Прежде всего, отметим, что признание юридического лица недействующим является административной процедурой, направленной на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, обеспечение стабильности гражданского оборота путём предотвращения недобросовестного использования юридических лиц, фактически не осуществляющих хозяйственной деятельности.

Основания для исключения.

Регистрирующий орган, а проще говоря, налоговая инспекция, принимает решение об исключении сведений о юридическом лице из ЕГРЮЛ в любом из следующих случаев:

  • Если юридическое лицо в течение 12 месяцев, предшествующих его исключению, не представляло отчётность и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счёту (п. 1 ст. 64.2 ГК РФ). Если счетов у компании несколько, то операций не должно быть ни по одному из них. Указанные условия должны иметь место в совокупности.
  • В случае невозможности ликвидации юридического лица ввиду отсутствия средств, необходимых для его ликвидации, и невозможности возложить такие расходы на его учредителей (участников);
  • Наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности, в течение более, чем шести месяцев с момента внесения такой записи (п. 5 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Даже если юридическое лицо имеет задолженность перед бюджетом, это не препятствие для исключения. Долг перед бюджетом налоговый орган может признать безнадёжным к взысканию. А вот если у регистрирующего органа есть сведения о возбуждении производства по делу о банкротстве юридического лица или о проводимых в отношении юридического лица процедурах, применяемых в деле о банкротстве, решение о предстоящем исключении не может быть принято. Если же регистрирующий орган примет указанное решение и лишь затем узнает об инициированном банкротстве, юридическое лицо не будет исключено из реестра.

Отметим, что исключение недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ является правом, а не обязанностью регистрирующего органа (Письмо ФНС России от 28.06.2016 N ГД-19-14/108@).

Если руководитель целенаправленно «затаился» в ожидании исключения своей компании с тем, чтобы избавить себя от лишних хлопот и расходов на ликвидацию, то сколько времени придётся ждать – точно сказать нельзя. В любом случае, прежде, чем всё бросать на самотёк, желательно провести сверки, погасить долги и закрыть счета.

Порядок исключения.

Итак, при отсутствии у компании признаков «жизни» более 12 месяцев или наличия записи о недостоверности сведений более 6 месяцев налоговая вправе вынести решение об исключении сведений о таком юридическом лице из ЕГРЮЛ.

Однако, перед исключением вынесенное решение должно быть опубликовано в журнале «Вестник государственной регистрации» в течение трёх дней с момента его принятия.

Вместе с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений с возражениями против исключения, а также адрес, по которому заявление необходимо направить самим исключаемым юридическим лицом, его кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением.

Другими словами, всем заинтересованным лицам предоставляется срок – 3 месяца для отмены решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ путём направления заявления с возражениями.

Какие требования предъявляются к такому заявлению?

Во-первых, содержание заявления. Оно должно быть мотивированным. Неубедительное возражение не будет принято налоговой службой во внимание.

Во-вторых, форма заявления. Мотивированное заявление направляется в регистрирующий орган по форме N Р38001.

В-третьих, способ подачи. Если подавать заявление в форме электронного документа, то оно должно быть подписано электронной подписью. Если же почтой, то с заверенной нотариально подписью. При непосредственном представлении документов нужно предъявить документ, удостоверяющий личность. Представитель же (не руководитель) дополнительно прилагает нотариально удостоверенную доверенность или её нотариальную копию.

Если все перечисленные требования к заявлению и трёхмесячный срок соблюдены, юридическое лицо из реестра исключено не будет.

Последствия исключения.

Если в течение трёх месяцев с момента опубликования решения об исключении компании возражения не поступят – юридическое лицо исключается из реестра.

В целом последствия исключения недействующего лица аналогичны последствиям ликвидации (статья 64.2 ГК РФ). В ЕГРЮЛ вносится запись с указанием способа прекращения.

Законодатель предусмотрел следующие неблагоприятные последствия для лиц, контролировавших деятельность исключённого юридического лица:

1. Субсидиарная ответственность.

Обязательства юридического лица после его исключения прекращаются, если только не встаёт вопрос о субсидиарной ответственности.

Привлечь контролирующих должника лиц (директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации из ЕГРЮЛ. Данное правило распространяется только на ООО (п. 3.1. ст. 3 Закона «Об Обществах с ограниченной ответственностью»).

Исключение общества из ЕГРЮЛ влечёт последствия для отказа компании-должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что контролирующие компанию лица действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

Как указанная норма применяется на практике?

Общество с долгами исключено из ЕГРЮЛ. Кредитор с исполнительным листом на руках не успел представить возражения относительно исключения компании-должника. Кредитор предъявил в суд требование о привлечении директора исключённой компании к субсидиарной ответственности и суд удовлетворил его требование (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.01.2018 по делу N 33-3879/2018).

Примечательно, что суд исходил из того, что доказательством недобросовестности и неразумности действий директора исключённой компании является факт неподачи заявления о банкротстве ООО, когда стало ясно, что оно не сможет расплатиться по своим долгам.

Не будет преувеличением сказать, что значительное количество недействующих юридических лиц нередко имеют долги, которые не могут оплатить. А суд фактически определил, что уже сам факт наличия непогашенной задолженности на момент исключения ООО из ЕГРЮЛ является неразумным и недобросовестным поведением контролирующих должника лиц.

2. Запрет на будущие регистрационные действия.

Если о физическом лице как об участнике (учредителе) или о руководителе некого юридического лица будут поданы документы на регистрацию, в регистрации будет отказано, если физическое лицо:

  • владело не менее чем пятьюдесятью процентами доли ООО. Общество исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке. На момент исключения у общества имелась задолженность перед бюджетом либо она была признана безнадёжной.
  • было руководителем юридического лица (не обязательно ООО). Лицо исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке. На момент исключения у него имелась задолженность перед бюджетом либо она была признана безнадёжной.
  • является (являлся) руководителем юридического лица, в отношении которого внесена запись о недостоверности каких-либо сведений.
Читайте также:  Вовремя не вступили в наследство что делать

Такое ограничение в занятии предпринимательской деятельностью будет применяться в течение трёх лет с момента исключения или с момента внесения записи о недостоверности.

Распределение имущества.

В случае, если у юридического лица, исключённого из ЕГРЮЛ, обнаружено имущество, то любое заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право.

Такое заявление может быть подано в течение пяти лет с момента внесения записи в ЕГРЮЛ об исключения юридического лица. В этом случае суд назначает арбитражного управляющего, на которого возлагается обязанность распределения обнаруженного имущества.

Таким образом, если участники рассчитывают забросить компанию, чтобы после исключения её из ЕГРЮЛ поделить остатки имущества, признав за собой право на такое имущество, то наиболее вероятно, что суд откажет в иске, сославшись на необходимость использования процедуры распределения.

Обжалование исключения.

Исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с таким исключением, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав.

Основания для отмены решения налогового органа могут быть следующие:

  • отсутствие оснований для исключения;
  • исключение, несмотря на поданное в трёхмесячный срок заявление (обоснованное и с соблюдением формы);
  • несоблюдение процедуры налоговым органом.

Очевидно, что законодательство идёт по пути уменьшения возможностей для предпринимателей бросать свои компании и увеличения рисков ответить по их обязательствам. Налоговые органы подталкивают руководителей идти по пути ликвидации и банкротства, что однозначно усложняет процесс завершения «жизни» юридического лица, но законодатель создал ситуацию, когда бросать компании стало опасно для контролирующих её лиц.

В такой ситуации банкротство и ликвидация зачастую является более безопасными способами завершения «жизни» компании.

Словосочетание «субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством – затяжной и дорогостоящей процедурой. Однако на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме – минуя банкротство. Для этого достаточно получить определение суда об отказе в возбуждении процедуры или об её прекращении, например, если нет средств на её финансирование.

Но субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня не ограничивается процедурой банкротства организации.

С июля 2017 года привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на общества с ограниченной ответственностью.

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 – 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

п. 3.1. ст. 3 ФЗ «Об ООО»

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если 1 :

в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;

в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;

организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужного юридического лица.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п.п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;

членов коллегиальных органов;

иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов их преобладающего статуса в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто, действительно, руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора весьма затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие:

в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;

также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить существенные усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет.

Читайте также:  Со дня заключения договора как считать

В качестве подытога напрашивается следующий очевидный вывод: в текущих условиях велика вероятность того, что, передав «бразды» правления номиналам, которые и будут значится в компании в момент её исключения из ЕГРЮЛ, реальные собственники должника все равно имеют высокие шансы быть привлеченными к субсидиарной ответственности по долгам компании. В первую очередь на них укажут сами «номиналы», вряд ли желающие нести чужую ответственность.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить. И для недобросовестных она открывает широкий горизонт возможностей – однако об этом мы уже писали.

Изначально было сложно спрогнозировать, как суды на неё отреагируют. Однако сегодня уже очевидно, что судебная практика начала складываться. Это подтверждает одно из первых решений судов по делу, в котором директора недействующего ООО привлекли к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица. 2

Суть дела заключается в следующем. Физическое лицо (ФЛ) обратилось к ООО за оказанием услуг по приобретению недвижимости, предварительно эти услуги оплатив. Но ООО своих обязательств не исполнило. ФЛ просудило задолженность ООО и получило исполнительный лист.

Однако в ходе исполнительного производства ООО было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее. Гражданка, ссылаясь на указанную норму, обратилась в суд с требованием о взыскании долга уже непосредственно с директора, который также был единственным участником. Обе инстанции требования физического лица удовлетворили.

Примечательно, что суды исходили из того, что доказательством недобросовестности и неразумности действий директора стал факт неподачи заявления о банкротстве ООО, когда стало ясно, что оно не сможет расплатиться по своим долгам.

Не будет преувеличением сказать, что значительное количество недействующих юридических лиц всегда имеют долги, которые не могут оплатить. То есть суд фактически определил, что уже сам факт наличия непогашенной задолженности на момент исключения ООО из ЕГРЮЛ, является неразумным и недобросовестным поведением контролирующих должника лиц.

Интересно, что в вопросе о применении новой нормы корпоративного законодательства суды общей юрисдикции опередили арбитражные суды, что случается крайне редко. Более того, Арбитражный суд Свердловской области вовсе хотел освободить арбитражную юрисдикцию от данных споров: Определением от 8 ноября 2017 г. по делу №А60-47830/2017 прекратил дело о привлечении к субсидиарной ответственности по п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» в связи с его подведомственностью судам общей юрисдикции. Однако апелляционная инстанция вернула дело Арбитражному суду на новое рассмотрение. 3

Так куда же обращаться с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности в таких случаях?

В постановлении 17 ААС в качестве основания для отнесения дела к арбитражной подведомственности указано то, что субсидиарная ответственность основана на действиях директора (участника и др.), «определяющих экономическую деятельность ООО, и основано на положениях Закона об обществах с ограниченной ответственностью». Такая формулировка полностью отстраняет суды общей юрисдикции от подобных дел.

Однако, полагаем, что надо рассматривать контекст принятых решений. В случае арбитражных судов, обязательство, которое привлекло к судебному спору, происходило из договора между двумя ООО, который носил предпринимательский характер. Соответственно, в таких условиях, даже если требования предъявляются к физическому лицу, спор явно связан с экономической и предпринимательской деятельностью.

Московские суды общей юрисдикции рассматривали спор, который был основан на договоре между ООО и физическим лицом-потребителем.

Поэтому, полагаем, вопрос о подведомственности определяется именно правовой природой обязательства, которое стало основанием для субсидиарной ответственности.

Данный вывод соотносится с положениями самой рассматриваемой нормы, которая указывает, что «факт исключения компании из реестра означает отказ основного должника (т.е. Общества) от исполнения своих обязательств». Поскольку основное обязанное лицо свои обязательства не исполнило, «включается» субсидиарная ответственность других лиц, к которым нужно предъявить судебные иски в общем порядке, установленном процессуальным законодательством (в зависимости от субъекта и/или особенностей правоотношений). Соответственно, если субсидиарная ответственность возникла, например, в результате неисполнения ООО договоров:

с физическим лицом – дело будут рассматривать суды общей юрисдикции;

с юридическим лицом или ИП – арбитражные суды.

Требования каждого из кредиторов к одному или нескольким контролирующим лицам «брошенного» ООО, которые предъявлены на основании п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», носят самостоятельный характер и будут рассматриваться в отдельных судебных производствах, с возложением на каждого кредитора обязанности по доказыванию вины субсидиарных ответчиков. Точно так же, как каждое обязательство к основному должнику рассматривается в отдельном производстве, только если нет оснований для объединения дел. Вероятно, право рассматривать подобные дела сохранится у обеих юрисдикции в зависимости от обстоятельств. Однако более четкое разграничение покажет дальнейшая судебная практика.

Резюмируем:

Пункт 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» принимает активные попытки «начать работать». Однако пока вопросов больше, чем ответов. Основной из них:
– как кредитору найти действительно виновное в неисполнении обязательства лицо и/или доказать статус фактических управленцев у неких субъектов в отношении организации, которая исключена из реестра. Сбор доказательств здесь пока представляется героическим подвигом с иллюзорным результатом.

С учетом озвученных сомнений наиболее реалистичным вариантом остается предъявление требований последним указанным в ЕГРЮЛ лицам в надежде, что под угрозой личных имущественных потерь они укажут на реальных собственников компании. Наиболее результативный вариант, как показывает практика, – при совпадении участника и директора исключенного должника.

При этом в зависимости от правовой природы неисполненного обязательства спор о привлечении к ответственности может быть рассмотрен как судами общей юрисдикцией, так и арбитражными судами. Однако, более четкое понимание будет только после того, как на эту тему выскажется Верховный суд РФ.

Очевидно одно – просто так бросить компанию уже не получится, даже без банкротства это может привести к имущественной ответственности контролирующих лиц. Выйти из убыточного бизнеса стало еще сложнее.

1. ст. 21.1. ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

2. См. Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 30 января 2018 г. по делу №33-3879/2018

3. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2018 г. №17АП-19682/17

Советует партнёр адвокатского бюро «Плешаков, Ушкалов и партнёры» Елена Якушева.

В бизнесе не редки ситуации, когда должник не выплачивает долг кредитору. В таких случаях первая компания почти всегда ликвидируется, а вторая остается ни с чем. Что делать кредитору, чтобы вернуть свои деньги?

Читайте также:  Сооружения дорожного транспорта это

Что было раньше

До июня 2017 года, если компания ликвидировалась с долгами перед кредиторами (юридическими или физическими лицами), то последние могли вернуть деньги, оспорив ликвидацию фирмы в суде.

На практике возникали трудности. Во-первых, кредитору нужно было иметь на руках решение о взыскании долга с должника, вступившее в законную силу в момент его исключения из ЕГРЮЛ.

Во-вторых, требовались доказательства того, что налоговики в момент ликвидации компании знали или должны были знать о её задолженности. Нередко в судах возникал вопрос: каким образом кредитор получит свои деньги, если после ликвидации у должника ничего не осталось?

Пример из нашей практики.

Девелопер построил жилой посёлок в Московской области. Через год после окончания строительства выяснилось, что все таунхаусы имеют серьёзные недостатки. Там текут крыши, много щелей, по домам пошли трещины и так далее. Жители посёлка направляли застройщику претензии и просьбы устранить недостатки, но, вместо решения проблем, девелопер решил ликвидироваться.

До момента исключения застройщика из ЕГРЮЛ один из жителей посёлка успел подать на него в суд и получить вступивший в законную силу судебный акт. Это и помогло успешно оспорить ликвидацию недобросовестной компании.

После жители посёлка обратились в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве девелопера. Выяснилось, что перед ликвидацией застройщик продал всё своё имущество общей стоимостью в десятки миллионов рублей аффилированной компании по минимальной цене.

Данные сделки оспорил конкурсный управляющий. Имущество вернулось в конкурс, после чего было передано владельцам домов в рамках заключенного мирового соглашения.

Жители посёлка могли в судебном порядке взыскать убытки с контролирующих девелопера лиц (владельцев, гендиректора, топ-менеджеров и так далее) в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Если должник ликвидировался в результате банкротства, то можно было привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Этот пример актуален как для физических, так и для юридических лиц, поскольку порядок оспаривания ликвидации компании-должника одинаков и для тех, и для других.

Ранее налоговики могли исключить юридическое лицо из ЕГРЮЛ, если фирма не предоставляла отчётность и не осуществляла банковских операций в последние 12 месяцев. При этом её банкротство не было основанием для прекращения ликвидации. В итоге ФНС могла ликвидировать компанию-должника, а суды вынужденно прекращали дела о её банкротстве.

Все это затрудняло кредиторам процесс взыскания долгов с контрагентов, решивших ликвидироваться добровольно или по решению налогового органа.

Как стало теперь

В конце июля 2017 года Федеральным законом № 488-ФЗ внесены изменения в Закон о государственной регистрации юрлиц и индивидуальных предпринимателей и в Закон о несостоятельности (банкротстве). Они значительно улучшили положение кредиторов.

Во-первых, налоговики потеряли право ликвидировать компании, находящиеся в процедуре банкротства, а арбитражные суды и оператор Единого федерального реестра сведений о банкротстве должны направлять сведения о несостоятельности юрлиц и ИП в регистрирующий орган (ФНС). Поэтому риск ликвидации таких должников сведён к минимуму.

Во-вторых, в течение трёх лет с момента ликвидации юрлица налоговый орган может взыскать долг (в том числе тот, что обнаружен после исключения из ЕГРЮЛ) с его контролирующих лиц. Например, с собственника, генерального директора, исполнительного или управляющего директора, управляющей организации и так далее.

Иск можно предъявить одному или всем лицам в порядке солидарной ответственности. При этом контролирующие лица отвечают по долгам компании своим личным имуществом. Таким же образом будут отвечать и те, кто по документам не является контролирующим лицом, но фактически руководил и управлял компанией. Речь идёт о скрытых бенефициарах.

В-третьих, теперь для привлечения к ответственности контролирующих лиц компании-должника не надо возбуждать дело о её банкротстве. Нужно лишь доказать, что указанные лица действовали недобросовестно или неразумно (об этом ниже).

Кредиторы по-прежнему могут оспорить ликвидацию должника, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности или взыскать с них убытки в рамках дела о банкротстве компании.

Алгоритм действий кредиторов

  1. Проверьте правильность ликвидации компании-должника. Для этого определите, был ли соблюден налоговым органом порядок ликвидации должника. Изучите решения налоговиков на соответствие законодательству, проанализируйте даты их вынесения и соотнесите с возможными судебными актами о взыскании долга с ликвидированного должника. Если процедуру провели с нарушением законодательства, либо само решение не соответствует нормам законодательства, то кредитор вправе оспорить решение ФНС в арбитражном суде. Перед этим следует проанализировать последствия данного шага, поскольку нередко возвращение должника «к жизни» не имеет для кредитора никакого имущественного интереса.
  2. Определите контролирующих лиц. Если ликвидация проведена надлежащим образом, то кредитор может обратиться в суд и взыскать средства с контролирующих лиц. Для этого необходимо узнать, кто ими является и какие их действия (например, бездействие) не вписываются в рамки разумного и добросовестного поведения. Контролирующее лицо — это физическое или юридическое лицо, которое имеет право давать указания, обязательные к исполнению, и определяет действия фирмы (в том числе по сделкам и их условиям). Это могут быть директор, участник, главный бухгалтер, финансовый директор, юрист и любое иное лицо, которое контролировало компанию.
  3. Докажите неразумность или недобросовестность действий (бездействия) контролирующих лиц. К неразумным действиям относят сделки без соблюдения обычно требующихся или принятых в данной компании внутренних процедур. Или решения, принятие на основе явно недостоверной информации. К недобросовестным можно отнести действия контролирующих лиц при наличии конфликта интересов. Или совершение сделки без нужного одобрения органов управления компании. Например, в одном деле Верховный Суд РФ признал недобросовестными и неразумными действия руководителя, который перечислил деньги за невыполненные работы фирмам-однодневкам. В другом деле Верховный суд признал недобросовестными и неразумными действия руководителя, который без каких-либо оснований перечислил подконтрольной фирме деньги на исполнение несуществующих обязательств и обналичил их. Доказательств расходования средств на нужды общества не было.

Пока рано предполагать, каким образом сложится судебная практика, так как новый закон вступил силу только 28 июня 2017 года. Но уже сейчас понятно, что перечисленные изменения законодательства значительно улучшили положения кредиторов. Особенно налоговых органов, взыскивающих долги с ликвидированных компаний.

Изменения коснулись только обществ с ограниченной ответственностью. Ситуация со взысканием долгов с контролирующих лиц акционерных обществ пока остается неясной.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
Adblock detector